Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

Современники и непосредственные наблюдатели строят свои характеристики встречающихся им народностей на подчас еле им самим заметных, но всегда безошибочно ими улавливаемых признаках. Для нас, отделённых от этой эпохи тысячелетиями, очень многие из этих признаков навсегда утрачены. Тем не менее главное в представлениях и древних персов и древних эллинов о племенах Северного Причерноморья нами всё же улавливается: они безусловно воспринимали их как исторически единый мир.

Историческое единство северочерноморского племенного мира совершенно определённым образом сказалось и в характерных особенностях его социально-экономической структуры.

В научной разработке истории Северного Причерноморья проблема социально-экономического строя местного общества безусловно занимает первое место. Широкая постановка этой проблемы прямо вытекает из марксистско-ленинского учения о социально-экономических формациях; скифо-сарматский период в исторической жизни Северного Причерноморья генетически связан с наиболее ранним уже славянским периодом в истории нашей родины. Следовательно, то или иное понимание сущности социального строя северочерноморских «варваров» далеко не безразлично для суждения о всём ходе исторического развития СССР.

Мы хорошо знаем, что ко времени Геродота земледелие у оседлых скифов достигло в своём развитии относительно уже весьма высокого уровня. Были известны такие культуры, как просо, пшеница, чеснок, лук, лён, конопля.

В частности, возделывавшаяся в скифское время на всём пространстве нынешнего Краснодарского края, Ростовской области и Крыма пшеница, как показал ряд археологических находок, представляла собой так называемую «мягкую» пшеницу — родоначальницу тех самых сортов пшеницы, которые и в наше время культивируются в этих местах.

При уборке урожая скифы-земледельцы пользовались железными серпами, а для перемалывания зерна — зернотёрками. Земля обрабатывалась при помощи запряжённого волами плуга. Земледелие у оседлого населения сочеталось со скотоводством, о котором можно судить по постоянно находимым при раскопках поселений костям домашних животных: крупного и мелкого рогатого скота и лошадей.

Кочевая часть населения разводила лошадей и мелкий рогатый скот. Представление о величине принадлежавших отдельным представителям племенной знати стад даёт ряд кубанских курганов раннего времени: Ульские, Костромской, Воронежский и др. В одном из Ульских курганов, датируемом ещё VI в. до н. э., было, например, обнаружено свыше четырёхсот конских скелетов, лежавших у коновязей правильными рядами.

Обычай массового ритуального умерщвления лошадей в данном случае говорит сам за себя, ибо трудно думать, чтобы всё принадлежавшее умершему конское поголовье шло за ним в могилу. Для обслуживания табунов и стад такой величины, естественно, требовался целый штат пастухов, конюхов и других зависимых от их владельца людей. Некоторым из них, как показывают те же погребения, приходилось, разделяя участь жертвенных животных, сопровождать своего хозяина в загробный мир.

Таким образом, имеющиеся данные об уровне развитии производительных сил и материальной жизни и оседлого и особенно кочевого населения не оставляют никакого сомнения в том, что здесь уже были налицо условия, предопределявшие интенсивное развитие в местной среде процессов социальноимущественного расслоения. Конечно, развитие этого процесса на территории такой обширной страны, как Северное Причерноморье, протекало в неоднородных условиях. С этой точки зрения можно говорить об очень существенных локальных особенностях в историческом развитии отдельных северочерноморских племён. Отдавая себе полный отчёт в существовании локальных особенностей развития, мы вправе, однако, одновременно констатировать и общие черты того же процесса, типичные для исторической жизни Северного Причерноморья в целом. В этом отношении весьма показательны некоторые повсеместно наблюдаемые особенности местных погребений. Обращает на себя внимание тот факт, что наряду с целым рядом богатых курганных погребений, представляющих собой целые сооружения с большим количеством находимых в них ценностей, смежными захоронениями рабов, жён-наложниц и коней, во множестве встречаются также могилы бедняков, почти лишённые погребального инвентаря, и погребения средних слоёв, представленные, как правило, рядовыми вещами местной работы.