Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

Не сомневаясь в существовании у скифов рассматриваемого времени патриархального рабства, мы в то же время хорошо знаем о широком экспорте рабов из Северного Причерноморья в средиземноморскую Грецию в V в. до н. э. И на основании надписей и на основании литературных свидетельств также хорошо, например, известно, что у афинян V в. понятие «скиф» успело стать синонимом раба-полицейского. О значительной роли экспорта черноморских рабов в более позднее время красноречиво рассказывает греческий историк II в. до н. э. Полибий.

Как совместить эти сведения о широком вывозе рабов из Северного Причерноморья с нашим представлением о ещё патриархальных формах рабства? Ответ на этот вопрос, очевидно, следует искать по линии оценки тех сведений, какими мы располагаем о положении северочерноморских рабов и их роли в производственной жизни общества. Вряд ли несвободный труд мог найти себе широкое применение в хозяйстве оседлого населения. Широкая эксплоатация труда рабов обычно оставляет после себя заметный след в материальной культуре того общества, которое строит на ней своё хозяйство. В этом отношении памятники материальной культуры Северного Причерноморья, если не считать территории греческих городов и Боспорского царства, о которых речь будет идти особо, не дают особых оснований для предположения о заметном развитии рабства в местной среде.

Тем менее рабы могли найти себе применение у кочевников. Помимо упоминания о царских скифах, «считавших всех остальных скифов своими рабами», у Геродота есть небольшой рассказ, специально посвящённый скифским рабам. В нём повествуется о восстании скифских рабов, которые встретили с оружием в руках возвращавшихся после похода в Азию скифов.

Сам по себе этот рассказ обладает всеми чертами типичной новеллы, написанной притом на весьма характерный для идеологии рабовладельческого общества сюжет. Чего, например, с этой стороны стоит финал рассказа, повествующий о том, как скифы догадались заменить обычное оружие бичами. При виде бичей восставшие рабы узнали в скифах, так сказать, своих «законных» хозяев и обратились в бегство.

В начале этого рассказа содержится, однако, ряд вполне реальных подробностей, касающихся использования несвободного труда в животноводческом хозяйстве скифов-кочевников. Геродот рассказывает, как скифы доили своих кобылиц и сливали выдоенное молоко в сосуды. На долю рабов из всех этих операций выпадала только одна: они взбалтывали разлитое по кувшинам молоко, чтобы отделить от него сливки. К большему они не были способны, так как, по словам Геродота, скифы-кочевники ослепляли своих рабов.

Приём ослепления пленников-рабов у кочевников в целях предотвращения побегов не противоречит данным исторической этнографии. В обстановке кочевого быта такой приём вполне объясним: постоянные передвижения по огромным степным пространствам облегчали для пленников бегство.

Если, таким образом, поверить Геродоту, то окажется, что труд рабов мог найти себе в обществе кочевников лишь очень ограниченное применение. Скотоводческое кочевое хозяйство вообще представляет собой наименее удобную сферу для широкого использования труда несвободных. Между тем, по соображениям, вытекающим из общей оценки исторической ситуации в Северном Причерноморье этой эпохи, плен был главным источником рабства; наибольшее же число пленников, обращаемых в рабов, сосредоточивалось именно в руках воинственных кочевых племён, постоянно враждовавших друг с другом и совершавших набеги на своих оседлых соседей.

Следует думать, что судьба большинства этих пленников была предрешена. С того времени, когда на северочерноморских рабов установился постоянный спрос, вряд ли они могли долго задерживаться у захватившего их в плен племени. При помощи греческих купцов их, вероятно, быстро сбывали за пределы страны. Таким образом, уже во времена Геродота, очевидно, существовал тот, выражаясь языком уже наших древних источников, «увод в полон», который потом доживает до времён татарщины.