Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

Колонисты, повидимому, селились сразу на обоих побережьях Керченского пролива и одновременно в целом ряде пунктов. Потом, к началу V в., колонизационный поток иссякает и прекращается. Обе эти особенности греческой колонизации берегов Боспора находят своё объяснение в обстановке, сложившейся в архаическую эпоху во всём эллинском мире.

Об усиленной колонизации побережий Мраморного и Чёрного морей в VII в. и первой половине VI в. главным образом ионийцами говорилось выше. К этому времени в прямой связи с развитием колонизации в экономической жизни многих городов-государств балканской, островной и малоазийской Греции уже успел наметиться ряд очень существенных сдвигов. На рынки попадает такое количество привозного хлеба, что заниматься разведением зерновых культур в расчёте на продажу делается для населения ряда районов невыгодным. Крестьяне предпочитают разводить виноград и оливу, которые потом перерабатываются в вино и растительное масло и усиленно экспортируются. Не менее существенные перемены происходят и в области ремесленного производства. Возросший спрос на изделия греческого ремесла и широкий вывоз этих изделий способствуют общему росту ремесленного производства и значительному техническому прогрессу.

В сложившихся условиях обмен, осуществляемый при посредстве морской торговли, делается органической частью экономической жизни эллинского мира. Прочная и бесперебойная связь с побережьями Северного Понта, этими главными поставщиками хлеба, сырья и рабов и потребителями греческого экспорта, становится в это время жизненно необходимой для многих эллинских городов.

Именно поэтому посредническая торговля с Понтом, в течение значительного времени осуществлявшаяся без всяких препятствий через Геллеспонт, явилась одной из существенных причин пышного экономического и культурного расцвета городов побережья Малой Азии в первой половине VI в. Потом, когда Пизистрату при помощи его союзников удалось овладеть Херсонесом Фракийским и Сегеем и тем самым установить афинский контроль за обоими берегами пролива, Афины сразу выдвигаются из среды других греческих городов на первое место и превращаются в богатейшее и влиятельнейшее государство Греции. Даже в литературной традиции, восходящей по всем признакам к антитираническим кругам, сохранились для обозначения этого периода афинской истории такие выражения, как «золотой век».

«Век» этот, впрочем, длился очень недолго. Около 550 г. персы вплотную продвинулись к границам Лидийского царства, а ещё через несколько лет, именно в 546 г., перешли через Галис и подчинили себе всю эту территорию. Вместе с Лидией утратили свою независимость и города малоазийских греков. Геллеспонт ещё некоторое время оставался свободным. Но после похода Дария I на скифов 515—512 гг. персидские полководцы Мегабаз и Отан овладели Византием, Халкидоном и частью фракийского побережья. Македонский царь Александр тогда же оказался вынужденным удовлетворить требования персов о «земле» и «воде» и признать свою зависимость от персидского царя. Вскоре власть этого царя распространилась на Лемнос, Имброс, Хиос, Лесбос и Самос, а Геллеспонт тем самым и со стороны моря и со стороны обоих — и европейского и азиатского — берегов полностью оказался под контролем персов.

В Афинах эти события нашли свой отзвук в падении режима Пизистратидов. Начавшиеся перебои в снабжении города хлебом и тяжёлый кризис, надвинувшийся на афинскую торговлю, оттолкнули большую часть населения от Пизистратидов и активизировали существовавшую против них и до этого оппозицию.

В дальнейшем дважды, когда вспыхнуло восстание малоазийских городов и когда начались греко-персидские войны, греческий мир столкнулся с понтийской проблемой. Не утратила она своей актуальности и потом, в V и IV вв., когда значение понтийского хлебного экспорта ещё больше возросло.

Интенсивность в колонизации северочерноморских побережий, сказавшаяся и в основании Ольвии на западе и возникновении в короткий срок целого ряда поселений на берегах Боспора Киммерийского, таким образом понятна. Греческих колонистов властно толкали сюда интересы бурно растущей торговли, развитие которой было обусловлено всем ходом экономической жизни и эллинского мира и Северного Причерноморья предшествующего периода.