Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

к Религиозные верования ольвиополитов также отличались всеми типичными для религии греков чертами. Судя по надписям, монетам и другим источникам, здесь существовали культы Аполлона, Деметры, Афродиты, Зевса и других божеств общегреческого Пантеона.

Ольвия была типичным греческим полисом и по особенностям своего социального и политического строя.

Как и во многих других греческих городах-государствах, верховная власть принадлежала здесь народному собранию, издававшему законы и ведавшему всеми главными делами внутреннего управления и внешней политики.

Органами этого собрания был выборный совет и выборные должностные лица. О функциях совета мы плохо осведомлены.

Очевидно, как и в других греческих государствах с аналогичной структурой, он подготавливал дела, подлежащие рассмотрению в народном собрании, и в промежутках между его созывами решал менее важные вопросы. Дошедшие до нас ольвийские декреты обычно издавались от имени совета и народного собрания.

Выборным должностным лицам поручались отдельные функции исполнительной власти. До нас дошли сведения о существовании в Ольвии коллегии пяти архонтов и шести стратегов. Архонты были главным органом исполнительной власти, руководившим всей государственной деятельностью, выполнявшим постановления народного собрания и ведавшим делами внешней политики и городских финансов. Стратеги ведали военными делами.

Известны также другие должностные лица: агораномы, наблюдавшие за торговлей, астиномы, повидимому, располагавшие контрольными функциями, члены особой финансовой коллегии из 7 или 9 человек. Срок полномочий по каждой из перечисленных магистратур длился один год, после чего наступали перевыборы.

Пассивными и активными политическими правами располагала только та часть населения, которая входила в состав ольвийских граждан. Как и повсюду, они, вероятно, составляли привилегированное меньшинство.

Проживавшие в Ольвии иностранцы, как правило, политическими правами не пользовались. Если они происходили из особо дружественных Ольвии полисов или им удавалось завоевать расположение ольвиополитов, для них делалось исключение. В таких случаях совет и народное собрание выносили особые законодательные акты в форме декретов о так называемой проксений. На основании проксений иностранцам предоставлялись особые привилегии, вплоть до полного уравнения их в правах с ольвийскими гражданами, освобождения от пошлин и т. п.

Во взаимоотношениях Ольвии с её метрополией, Милетом, существовал особый договор, фактически предоставлявший гражданам обоих этих полисов полное равноправие.

Внизу социальной лестницы в Ольвии стояли «миксэллины», о правовом положении которых мы весьма плохо осведомлены, и рабы. Положение ольвийских рабов вряд ли чем-либо существенным отличалось от того положения, в каком они находились в других рабовладельческих полисах Греции.

О конкретных событиях внешней и внутренней истории Ольвии до второй половины IV в. до н. э. сведения в источниках отсутствуют. Только уже через писателей римского времени мы знаем, что во второй половине IV в. до н. э., повидимому в последние годы жизни Александра Македонского, город был осаждён полководцем последнего — Зопирионом. Поход Зопириона, очевидно, был предпринят в порядке осуществления общего большого плана, целью которого было подчинение всего западного и части Северного побережья Чёрного моря с находившимися там греческими городами-колониями.

Осада Ольвии Зопирионом поставила город в исключительно тяжёлое положение. Ольвийское правительство было вынуждено прибегнуть к ряду чрезвычайных мероприятий. Были освобождены рабы, завербованные в ряды защитников города. С той же целью предоставлены были гражданские права иностранцам и погашены долговые обязательства. Только ценой таких исключительных мероприятий ольвиополитам удалось консолидировать все имеющиеся у них силы и отстоять свою независимость. Предпринятая Зопирионом осада Ольвии закончилась для него полной неудачей.