Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

Положение Ольвии в III в. до н. э. было обусловлено теми переменами, какие в это время произошли в исторических судьбах Северного Причерноморья в целом. Начиная с конца IV и начала III в. до н. э. период процветания всех северочерноморских городов-колоний постепенно сменяется полосой застоя, упадка, в дальнейшем переходящем в острый кризис. Сокращается экспортная и импортная торговля с городами центральной Греции. Ослабевают местные хозяйственные связи северочерноморских городов друг с другом, замирает местная ремесленная промышленность. В городах замечается обострение классовой борьбы.

Все явления этого рода достаточно хорошо нам знакомы по истории самой Греции IV в. На Балканском полуострове, островах, Ионийском побережье резкое обострение социально-политической борьбы внутри и беспрерывная борьба вовне, сопровождаемая естественным в таких условиях параличом нормальной хозяйственной жизни, послужили преддверием к новому периоду в истории всего эллинского мира, связанному с возвышением Македонии, гегемонией царя Филиппа, походами его сына Александра, фактической утратой большинством греческих городов своей независимости и появлением государств нового эллинистического типа.

Северное Причерноморье в то далёкое время было связано с балканской, островной и малоазийской Грецией многочисленными политическими, культурными и, конечно, прежде всего экономи-ческими торговыми нитями. Отсюда понятно, почему этот общегреческий кризис с некоторым запозданием распространился и на северочерноморские города-колонии. Но здесь все эти явления приобрели свой особый, местный колорит, обусловленный к этому времени уже многовековым соседством греческих колонистов с миром северочерноморских племён.

Пожалуй, самой существенной причиной потрясений, которые переживали северочерноморские эллины, было резкое обострение их взаимоотношений с местным населением.

В предшествующем периоде существования Ольвии взаимоотношения, как мы видели, складывались, прежде всего, как отношения мирные, покоящиеся на взаимной экономической выгоде. Верхушка «варварского» общества, в лице местных царей и родовой аристократии, уже очень рано оказалась вовлечённой в оживлённый торговый оборот с ольвийскими купцами. Торговля хлебом связывала Ольвию с более широкими слоями местного населения. Значительная его часть, очевидно, подпала под влияние этого города уже в качестве объекта прямой или косвенной его эксплоатации. Во всех этих случаях преимущества более совершенной социальной организации, преимущества культуры и более передовой экономики долгое время находились на стороне греков. На этой почве процесс тесного взаимного общения греков и «варваров» выливался главным образом в форму эллинизации последних. «Варвары» заимствуют материальную культуру, быт и обычай греков. В Ольвии, как уже указывалось, это привело к образованию целой группы смешанного населения, очевидно, не случайно названной Геродотом эллино-скифами, но не скифо-эллинами.

Это по преимуществу мирное сосуществование двух находившихся в постоянном и тесном соприкосновении миров можно наблюдать примерно только до начала III в. до н. э. С этого времени наступает перелом. В массах местного населения просыпается враждебная грекам активность.

В этом взрыве вражды нельзя не видеть своего рода реакции на продолжительный период иноземного влияния. Теперь сказывается и оборотная сторона сложившихся между греками и местным населением взаимоотношений. Ведь и Ольвия и все другие северочерноморские города-колонии выступали здесь не только в качестве представителей более высокой культуры, но и в роли носителей чуждого «варварскому» обществу рабовладельческого способа эксплоатации. Враждебная грекам активность местного населения приобретает при таких условиях черты социального антагонизма.

Ослабленные недугом общеэллинского социально-экономического кризиса, выступают и Ольвия и все другие черноморские города греков перед этой новой и очень серьёзной для них опасностью. Чаша весов склоняется на сторону «варваров». Реальное преобладание переходит к ним, и хотя греческая культура и в последующие столетия продолжает влиять на эту страну, «золотой век» в истории северочерноморских колоний навсегда уходит в прошлое. В Северном Причерноморье начинают постепенно складываться предпосылки новой исторической эпохи, закономерно подготовленной всем ходом прогрессивного развития местного общества.