Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

Ольвия раньше всех других северочерноморских городов ощутила на себе надвигающуюся грозу. Благодаря счастливому для нас стечению обстоятельств до нашего времени дошёл почётный декрет ольвийского народного собрания и совета в честь ольвийского же гражданина Протогена. В этом обширном документе, составляющем гордость северочерноморской эпиграфики, с потрясающей силой и яркостью обрисовано положение города, со всех сторон окружённого врагами и уже успевшего истощить свои силы в неравной борьбе.

Декрет в честь Протогена, очевидно, должен быть отнесён к первой половине III в. до н. э. Таким образом, прошло всего около столетия с того времени, когда то же самое народное собрание и совет награждали своих сограждан денежными подарками по тысяче золотых или выносили постановление об урегулировании обращения иноземной валюты на ольвийском рынке, фактически создавая монополию для монеты городской чеканки. Тогда цветущий и богатый город был в состоянии властно диктовать свои условия торгового оборота своим многочисленным торговым контрагентам. Теперь городская казна опустела. В ней нехватает даже денег на выкуп заложенных архонтами в трудную минуту священных сосудов. Сам факт заклада этих сосудов в достаточной мере показателен.

В казне нет денег и на такие неотложные нужды, как ремонт пришедших в ветхость оборонительных башен и постройку двух необходимых для обороны города стен. Подвозить камень для этих работ город вынужден на частных судах, ибо общественные не на что было отремонтировать. Городским архонтам нечем было заплатить за уже сторгованное ими вино, нечем покрыть расходы, связанные с отправкой послов. Оплата всех этих расходов из личных средств и составляет содержание услуг Протогена, вызвавших появление благодарственного декрета.

Но заслуги Протогена этим не исчерпываются. «Когда случился голод и хлеб продавался по 5 медимнов за золотой, и народ, вследствие угрожавшей опасности считал нужным заготовить достаточное количество хлеба и просил об этом имевших запасы, он первый выступил и обещал 2 000 медимнов по 10 медимнов за золотой (т. е. за полцены), и между тем как другие немедленно получили плату, он оказал снисхождение на год». Когда вторично город попал в такое же положение, Протоген дал в долг городу на закупку хлеба 1 000 золотых на льготных условиях и 2 500 медимнов зерна сам ему продал по пониженной цене.

Из дальнейшего содержания декрета выясняется, что следует иметь в виду под упоминавшейся выше «опасностью», угрожавшей городу и породившей такие бедствия для его населения. Во второй части надписи приводится конкретный случай такой опасности. Племена галатов и скиров заключили союз и собрали большие силы, чтобы зимой, когда замёрзнет река и город окажется незащищённым со стороны лимана, напасть на Ольвию. Угроза этого нападения представлялась настолько серьёзной, что, как говорится в тексте декрета, «многие впали в отчаяние и приготовились покинуть город». Немало иностранцев и граждан осуществили это намерение и оставили Ольвию. Готовящееся нападение галатов и скиров напугало и соседних с Ольвией тисаматов, скифов и савдаратов, которые начинают искать укреплённого места для защиты и в этом отношении рассчитывают на Ольвию. Положение осложнилось ещё и тем, что врагам удалось «совратить» городских рабов и окрестное население — «миксэллинов».

Из общего тона декрета и содержащихся в нём других упоминаний с очевидностью следует, что описываемый случай опасности являлся далеко не единственным. Столкновения с окружающими племенами в это время приобретают хронический характер. В таких условиях нормальная хозяйственная жизнь неизбежно должна была замереть, и на город обрушиваются несчастье голода и другие бедствия военного времени.

Ко времени Протогена Ольвия уже утратила способность к самостоятельной защите и оказалась вынужденной вступить на путь политики соглашений с отдельными племенными предводителями. Одна из очень существенных заслуг Протогена состояла в том, что «когда царь Сайтафарн прибыл в Канкит и потребовал даров», а общественная казна была по обыкновению пуста, он дал городу для уплаты дани этому царю 400 золотых. Этот случай повторяется: когда в город «явились за получением даров во множестве саки», Протоген снова дал городу 400 золотых. Потом он даёт ещё 150 золотых «в счёт будущих доходов города» для удовлетворения, повидимому, того же царя и ещё так называемых его «скиптроносцев». Таким путём Ольвия пытается откупиться от опасности нападения и фактически превращается в данника соседних племён.