Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

О развитии производства керамики свидетельствуют открытые в Херсонесе следы гончарных и терракотовых мастерских. Они позволяют составить некоторое представление о технике керамического производства. Найдены формы, в которых отливали светильники, терракотовые статуэтки.

Виды керамики были весьма многообразны: амфоры, чернолаковая посуда, блюда, миски, кувшины, грубая кухонная посуда.

Как правило, корпус сосуда изготовлялся на гончарном круге. Чернолаковая посуда украшалась орнаментом при помощи штампов. На кувшинах красочный орнамент наносился кистью от руки. Для обжигания посуды существовали специальные печи. Характерно, что большинство гончарных печей и мастерских были обнаружены за пределами городской черты. Очевидно, это обстоятельство было вызвано боязнью пожара.

О прядильно-ткацком производстве в Херсонесе также говорят археологические находки: прясла для веретён, грузила для ткацких станков, бронзовые и костяные иголки, напёрстки и, наконец, остатки полотна.

Взаимоотношения Херсонеса с местным населением приняли здесь совсем другую форму, чем, например, в Ольвии. Мощные стены самого города и оборонительные сооружения на Гераклейском полуострове говорят о хронической военной опасности, исходившей от соседей. По отношению к ним, вплоть до III в. до н. э., Херсонес вёл наступательную политику. За этот промежуток времени вся западная часть Крыма была им завоёвана. Широкое экономическое общение со скифскими и таврскими племенами здесь отсутствовало. Отсюда характерная для Херсонеса замкнутость, способствовавшая сохранению городом в течение ряда веков его существования греческого облика. В века уже нашей эры, когда другие северочерноморские города подвергались в значительной степени процессу «варваризации» херсонесские надписи продолжали хранить чистоту дорийского диалекта. Плиний указывает, что в его время из всех эллинских городов Северного Причерноморья самым греческим был Херсонес. Это сказывается на всех сторонах социальной и культурной жизни города.

О политической его структуре мы осведомлены из ряда надписей и прежде всего из знаменитой херсонесской «присяги». В Херсонесе существовала античная рабовладельческая республика. Верховная власть принадлежала народному., собранию. Его органами были: совет, суд, выборные дамиурги и архонты.

Херсонесская республика поддерживала постоянные дружеские отношения со своей метрополией—Гераклеей Понтийской, засвидетельствованные рядом почётных декретов. В свою очередь, когда Боспорское государство стало развивать территориальную экспансию в западном направлении, что поставило под угрозу интересы херсонесской независимости, Гераклея выступила против Боспора с оружием в руках.

В религии херсонесцев, наряду с общеэллинскими божествами, фигурирует местный культ «Девы», очевидно, заимствованный у тавров.

Когда в Северном Причерноморье в конце IV и начале III в. до н. э. поднимается волна активности местных племён, враждебная греческим городам, Херсонес также попадает в чрезвычайно опасное и тяжёлое положение.

В рассматриваемое время Херсонес, не меньше, чем другие северочерноморские города, был ослаблен внутренними противоречиями и внешней борьбой с окружающими его племенами. Об этом с достаточной красноречивостью говорит текст упоминавшейся присяги херсонесских граждан, датируемой самым концом IV и началом III в. до н. э.

Двум русским учёным Ф. Ф. Соколову и С. А. Жебелеву принадлежит бесспорная заслуга трактовки этого замечательного документа не как обычной присяги, принимавшейся юношами греческих городов при достижении ими совершеннолетия и вступления в число граждан, а как чрезвычайной клятвы, произносимой перед лицом серьёзной опасности для существующего государственного порядка. Через всё содержание присяги красной нитью проходит опасение за целостность херсонесской демократической системы и страх перед изменой.

Гражданин прежде всего должен поклясться именем богов, покровителей города, и героев в том, что он не предаст Херсонеса, Керкинитиды, Прекрасной Гавани, прочих укреплённых пунктов и остальной территории, принадлежавшей городу,— «ни эллину, ни варвару», не замыслит ниспровержения демократического строя, не примет участия в заговоре против херсонесской общины и сообщит, если узнает, о его существовании властям.