Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

На юго-западе, на прежней территории распространения памятников Трипольской культуры также в это время перестают встречаться вещи импортного происхождения и складывается местная культура, представленная вещами так называемого «киммерийского» типа.

Факты находок вещей кавказского происхождения в районе Днепра и даже на территории Бессарабии бесспорно свидетельствуют о наличии сношений между юго-востоком и юго-западом.

Можно, таким образом, думать, что к концу рассматриваемого периода межплеменные связи распространяются на всё Северное Причерноморье. Это предположение находит известное подтверждение и в ряде других фактов. Общеизвестно, например, что керамика, найденная в курганах «среднекубанской» группы, в ряде случаев может сопоставляться с керамикой Украины и Поволжья. В погребениях этой эпохи, разбросанных на огромном степном пространстве всего нашего юга, также можно видеть различные варианты одного и того же эволюционирующего типа погребального обряда.

Перечень наблюдений такого рода можно было бы значительно увеличить, но вряд ли в этом есть особая необходимость. Дело в том, что вслед за рассматриваемым периодом в Северном Причерноморье наступает новый период, озарённый уже светом письменности. Поэтому то, о чём иногда, основываясь на материале археологии, можно было только догадываться, теперь выступает перед нашими глазами с полной отчётливостью.

В это время в исторической жизни населения Северного Причерноморья наступает сдвиг огромной исторической важности — совершается переход от средней ступени варварства к высшей его ступени.

Развитие производительных сил местного общества приводит к тому, что на основе в общем однородного складывающегося оседлого земледельческого и скотоводческого хозяйства возникают два новых, различных между собой типа хозяйственной деятельности: в степях — кочевое скотоводство, в лесостепной полосе — оседлое земледелие, связанное с разведением домашних животных и использованием тяговой силы скота при обработке земли. И в том и в другом случае возникают предпосылки для зарождения социального и экономического неравенства. И тут и там из первоначально однородной социальной среды выделяется племенная знать и появляются зависимые от неё группы населения.

В среде кочевников в прямой связи с поисками пастбищ для скота значительно увеличивается подвижность племён и резко

усиливаются и учащаются военные столкновения. Порождая зависимость побеждённых племён, обращение военнопленных в рабов и неравенство в распределении военной добычи, эти столкновения ещё больше форсируют процесс социальной дифференциации местного общества.

Золотая пластинка из Аксютинского кургана (Полтавская область).

Золотая пластинка из Аксютинского кургана (Полтавская область).

Важно также отметить не только сам факт этого перелома, но и то, что он произошёл одновременно на очень значительной по своим размерам территории.

В этом отношении первые свидетельства письменности совершенно единодушны. Так, в китайских хрониках под 771 г. до н. э. отмечается большое нашествие кочевников на северную границу Китая. В 706 г. это нашествие повторяется, захватывая провинцию Шань-Тунь. В 661 г, та же провинция и провинция Пе-Чи-Ли вновь оказываются жертвам нашествия кочевников. Китай ведёт с ними долгую и упорную борьбу. Только к началу VI в. намечается перелом в этой борьбе, и только уже в первых десятилетиях V в. до н. э. воинственная активность кочевников падает, и на северной границе Китая устанавливается относительное спокойствие.

Не касаясь сейчас вопроса об этнических признаках нападавших на китайскую границу кочевников, отметим, что совсем в другом месте, а именно в районе Дуная, в VI в. до н. э. наблюдается также рост военной активности местных племён. Геродот сохранил нам традицию о вторжении скифов на Балканский полуостров. Двигаясь по направлению к югу, они дошли до Херсонеса Фракийского, тем самым достигнув побережья Эгейского моря. Достоверность этой традиции подтверждается целым рядом археологических находок скифских вещей в северной части Балканского полуострова. Обитавшие здесь племена фракийцев испытали на себе сильную струю скифского влияния, следы которого сохранились и в более позднее и потому лучше нам известное время.