Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

Принёс ли, однако, реальную помощь Херсонесу его договор с понтийским царём Фарнаком? Скудость источников исключает возможность конкретного ответа на этот вопрос. Можно предполагать, что угроза вмешательства понтийского царя могла на время приостановить продвижение Скилура. Но это могло произойти и по совсем другим причинам, а именно благодаря вражде скифов с сарматскими племенами, в начале III в. перешедшими Дон и вторгнувшимися на территорию, ранее занятую скифами. Так или иначе, но потом, повидимому, Скилуру удалось вступить в союз с роксоланами, одним из самых могущественных сарматских племён, и тогда руки у него оказались развязанными для действий против Херсонеса.

Сличение сведений о размерах подвластной Херсонесу территории на основании херсонесской присяги с аналогичными данными херсонесского декрета в честь полководца понтийского царя Митридата Евпатора, Диофанта, показывают, что за промежуток от начала III в. и по последнее десятилетие II в., которым датируется декрет, Херсонес лишился большей части своих прежних владений. Диофанту пришлось выбивать скифов из Керкинитиды, и из Прекрасной Гавани, и из многочисленных укреплений.

Всё это, однако, произошло уже во время царствования в Неаполе Палака, одного из многочисленных сыновей Скилура, целиком унаследовавшего политические заветы своего отца.

Не исключена возможность, что при нём объектом скифского наступления делается не только Херсонес, но и обширная территория Босиорского государства, так же как и район Ольвии. Вместе с тем то исключительное упорство, которое потом проявили скифы Палака в борьбе с войсками Митридата Евпатора, возглавленными опытным полководцем, свидетельствует о возросшей боеспособности скифского государства. Таким образом, херсонесцам всё время приходилось иметь дело с врагом, превосходящим их своими силами, а полководцу Митридата Евпатора, Диофанту, предстояло скрестить своё оружие с опасным противником.

Мы не знаем, было ли появление Диофанта в Херсонесе следствием договора 179 г., может быть, возобновлённого при преемниках Фарнака, или результатом нового соглашения Херсонеса с Митридатом. Во всяком случае, для Митридата Евпатора, проявлявшего большую энергию в деле расширения границ своего царства, оказание помощи Херсонесу было предприятием безусловно выгодным. Оно давало ему широкую перспективу присоединения к его царству северного побережья Чёрного моря, столь богатого своими материальными и человеческими ресурсами. Несомненно, Митридат Евпатор тогда уже думал о предстоящей борьбе с Римом. С этой точки зрения перспектива использовать богатую страну в качестве своего тыла не могла не представляться ему весьма заманчивой. Поэтому он и посылает на помощь Херсонесу, когда над ним нависла угроза нашествия скифов Палака, своего полководца Диофанта с крупными военными силами.

Деятельность Диофанта в Северном Причерноморье охватывает всё последнее десятилетие II в. Началась она с того, что Диофант со своим понтийским войском прибыл в Херсонес и здесь, переправившись с южного берега Севастопольской бухты, где находился город, на северный, пришёл в соприкосновение с силами Палака.

 Серебряная, местами позолоченная, обивка горита из кургана Солоха, IV в. до н, э.

Серебряная, местами позолоченная, обивка горита из кургана Солоха, IV в. до н, э.


По словам надписи, Палак совершил на него внезапное нападение, но Диофант успел выстроить своё войско в боевой порядок. В происшедшем сражении победа досталась Диофанту, и он «обратил в бегство скифов, считавшихся до тех пор непобедимыми, и таким образом устроил так, что царь Митридат Евпатор первый водрузил над ними трофей».

После этой первой победы Диофант совершает поход против других, южных соседей Херсонеса — воинственных тавров. Добившись и здесь успеха, Диофант покидает Херсонес и едет на Боспор, где, как говорит надпись, он «в короткое время совершил много великих дел». После этих «великих дел» Диофант снова возвращается в Херсонес. Здесь он соединяет свои войска с городским ополчением, состоявшим из «граждан цветущего возраста», и с этими силами совершает новый большой поход «в центр Скифии». Под этим «центром Скифии» в надписи разумеется Неаполь и Хабеи (местоположение последнего неизвестно) .