Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

История археанактидовского Боспора нам почти неизвестна. Состояние источников таково, что мы даже не знаем, какие именно из других боспорских городов, помимо Фанагории и Пантикапея, признали над собой верховную власть Археанактидов. Весьма вероятно, что из наиболее крупных городов-колоний в состав его вошли Гермонасса и Сады.

С уверенностью можно констатировать только одну, уже отмеченную черту археанактидовского Боспора. Занимаемая им на обоих берегах пролива территория, безусловно, была очень невелика. Восточная оконечность Керченского полуострова и незначительная территория на азиатской стороне пролива — всё это вместе взятое образует площадь, совпадающую по своим размерам с нашими представлениями об объединении трёх-четырёх обычных полисных территорий.

Этот факт даёт основание думать, что боспорское государственное объединение возникло как объединение одних греческих полисов-колоний, без заметного участия в нём местных элементов, которые вошли в состав Боспорского государства, очевидно, лишь позднее. Греческое имя возглавивших это объединение Археанактидов как нельзя более согласуется с нашим представлением о его первоначальном характере.

С этой точки зрения, конечно, не случайно и то, что боспорские Спартокиды в пантикапейских и фанагорийских посвятительных надписях вплоть до первой половины III в. до н. э. и по отношению к Боспору и по отношению к Феодосии неизменно именуются архонтами. Нарочитость этого титула, помимо его устойчивости, подчёркивается одновременным существованием титула «царь», который с такой же неизменной последовательностью используется в надписях для обозначения власти боспорских правителей только над местными племенами.

Обоими этими терминами в древности пользовались весьма широко. Тем не менее в V—IV вв. до н. э. их содержание приобретает всё же известную определённость. К этому времени термин «царь», занимавший также видное место в греческом эпосе, в общем, если не считать Спарты, выпадает из политического словаря ведущих греческих государств, сохраняясь местами только как анахронизм. Этот термин в господствующем словоупотреблении применяется теперь главным образом к негреческим, «варварским» правителям для определения их власти над их же «варварскими» подданными.

Что касается термина «архонт», то, при всей широте его содержания, он относится только к магистратам эллинских полисов-республик. Таким образом, политическая терминология боспорских надписей не расходится с общегреческим словоупотреблением. Отсюда можно прийти к следующему выводу: если по отношению к боспорским городам и Феодосии Спартокиды продолжают называть себя архонтами, то это потому, что все эти города и под их властью продолжали сохранять в какой-то мере свою полисную структуру.

Если так было при Спартокидах, то ранее, в первый век существования боспорского объединения под главенством Археанактидов, эта полисная автономия должна была чувствоваться ещё сильнее. Очевидно, правильнее всего представлять себе археанактидовский Боспор в виде союза городов.

История греков архаической и классической эпохи знает несколько типов таких объединений. В одних случаях их возникновение было связано с обстановкой, насыщенной военными столкновениями. Таким, повидимому чисто военным, было возникшее ещё в глубокой древности объединение вокруг Аргоса, в Пелопоннесе, в пору успехов Фидона. В конце VI и в V в. и также в прямой связи с напряжённой военной обстановкой аналогичное объединение возникает в Сицилии вокруг Сиракуз. Обычно, когда напряжение борьбы с внешним врагом ослабевало и с исторической сцены сходили люди, возглавлявшие эту борьбу, такие объединения распадались.

Другой тип греческих объединений восходит к племенным союзам, известным уже в глубокой древности. В эти объединения обычно входили близкие соседи, связанные общностью культа и общей святыней. Таким было объединение аркадян вокруг культа Зевса Ликейского, объединение ахейцев на северном побережье Пелопоннеса вокруг культа Зевса Эгейского, аналогичные объединения у этолян, акарнанцев, фокейцев и др.; эти объединения, порождённые потребностью в общении нескольких племён друг с другом, не носили ещё политического характера, и при наличии общих культов каждый из городов фактически продолжал сохранять свою обособленность и независимый политический строй.