Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

В исторической действительности, повидимому, могло иметь место и то и другое. В одних случаях племенная знать, вовлечённая в торговлю с греческими городами, могла быть экономически заинтересованной в соединении с Боспортом. Это могло совпадать с интересами и более широких слоёв местного населения, также продававшего хлеб боспорским купцам.

В других случаях стремление к племенной независимости брало верх над всеми другими мотивами. Такие племена, очевидно, завоёвывались. Сведения о военных столкновениях сохранились у Полнена; кроме того, о них свидетельствует одна из надписей — надгробие пафлагонца, «сражавшегося (на земле) маитов».

Вопрос о характере взаимоотношений, сложившихся на Тамани между Боспором и местными племенами, является одним из самых сложных и в то же время одним из самых важных вопросов боспорской истории. Какой, в самом деле, конкретный исторический смысл следует вложить в термин «царь», которым определяется власть Спартокидов над племенами в официальной титулатуре? Означал ли он, что территория племени, признавшего Левкона или Перисада своим царём, действительно становилась его царским владением? Какова была судьба населения этих территорий?

Обо всём этом мы знаем весьма мало. На основании отдельных сведений, разбросанных в античной литературной традиции, можно заключить, что Спартокиды управляли подвластными им территориями при помощи наместников. В ряде случаев эти наместники были греками; иногда же они были связаны со Спартокидами родственными узами. К сожалению, мы ничего не знаем о конкретных правах и полномочиях, которыми были наделены наместники по отношению к населению управляемых ими территорий.

Единственная, весьма интересная подробность, могущая пролить некоторый свет на этот вопрос, встречается у Диодора. В рассказе о междоусобной борьбе сыновей Перисада он сообщает, что на помощь к одному из них, именно Евмелу, явился некий Арифарн, «царь татеев». У Арифарна было войско, состоявшее из 20 тысяч конницы и 22 тысяч пехоты.

Основываясь на этом свидетельстве, можно было бы прийти к важному выводу: признавая себя подданными Перисада, татей продолжали сохранять и своего царя и свои вооружённые силы. К сожалению, из рукописных текстов Диодора не ясно, был ли упоминаемый Арифарн царём именно татеев. Существуют ещё косвенные данные, подтверждающие предположение о сохранении местными племенами известной автономии и после вхождения их в Боспорское царство.

Много времени спустя, когда Митридат Евпатор оказался в Северном Причерноморье и его эпопея приближалась к трагической развязке, он обращается за поддержкой к племенам, граничившим с боспорской территорией, а может быть, непосредственно на ней и жившим.

Автор главного нашего источника по истории митридатовых войн, Аппиан, рассказывает, что Митридат хотел привлечь эти племена на свою сторону в качестве военных союзников для продолжения войны с Римом. Понтийский царь стремится сблизиться с вождями этих племён, в частности путём установления родственных уз: он выдал за них замуж своих многочисленных дочерей. В глазах Митридата эти племена были определённой силой, которую он мог использовать в своих военных и политических расчетах. Любопытно отметить, что и Страбон в своей характеристике меотийских племён подчёркивает их воинственность.

Рельеф с бюстом Силена, II в.н.э. (Героевка близ Керчи).

Рельеф с бюстом Силена, II в.н.э. (Героевка близ Керчи).

Характеристика племён, данная Страбоном, относится к гораздо более позднему времени. Митридат Евпатор также отделён от первых Спартокидов промежутком больше чем в три столетия. Племена, к которым обращался с предложением союза Митридат, в течение нескольких веков находились под постоянным воздействием — прямым или косвенным — Боспорского государства, и всё-таки они сохранили такие качества, которые заставили Митридата искать в них опору в один из самых напряжённых моментов его деятельности.