Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

Письменные источники, таким образом, не позволяют определить точно и район расселения киммерийцев.

Возможно, что наименование «киммерийцы» охватывало всё население Причерноморья с древнейших времён до VII в., так же как в дальнейшем многие источники всё многоплеменное население этой страны обобщают под именем скифов. При существующем состоянии письменных источников ответ на этот вопрос могут дать только материалы археологии. Однако до сих пор не удалось раскопать ни одного поселения или могильника, которые могли бы быть с несомненностью отнесены к киммерийцам.

Мало известна и культура киммерийцев. В. А. Городцов сопоставил и объединил под названием «киммерийской культуры» археологический материал эпохи, переходной от бронзы к железу, который был обнаружен в Северном Причерноморье в кладах и случайных находках. Этот материал даёт довольно ясное представление о материальной культуре населения Северного Причерноморья во второй половине II и начале I тысячелетия до н. э. в целом, но выделить из него памятники собственно киммерийской культуры представляется весьма затруднительным.

Хотя античная традиция, как указывалось, прочно связывала киммерийцев с Керченским полуостровом, однако раскопки на этой территории обогатили «киммерийскую археологию» только единичными находками. Так, в городище Киммерик была найдена примитивная женская статуэтка — идол, относящаяся, очевидно, к концу II — началу I тысячелетия до н. э. Древние культовые, антропоморфные, изображения начала I тысячелетия до н. э. в виде каменных плит были обнаружены при раскопках боспорского города Тиритаки. На Керченском же полуострове были найдены топоры-секиры и некоторые изделия из кремня, относящиеся к концу II — началу I тысячелетия до н. э.

Античные писатели рассказывают о жестокости и грубости тавров. Среди тавров были, по их словам, распространены человеческие жертвоприношения, и жили они войной, разбоем и пиратством. Археологические исследования горного Крыма действительно показали, что в древности здесь не было благоприятных условий для земледелия и скотоводства и главными занятиями жителей были рыболовство и охота. Археологический материал создаёт представление о сравнительно низком уровне материальной культуры таврских племён.

Основным местным населением Северного Причерноморья к концу рассматриваемого периода (т. е. к VII в. до н. э.) были скифы. Под этим именем древние греки разумели целый ряд местных племён, населявших обширное пространство от Нижнего Истра (Дуная) и до Танаиса (Дона). На севере и на востоке за Доном со скифами соседили племена не скифские. За Доном, во времена Геродота, в частности, находилась область, заселённая племенами «савроматов» или, как их стали называть в уже более позднее время,— «сарматов».

По всем признакам сарматы находились в близком родстве со скифами. Эта близость сказывается и в быте, и в их языке.

По свидетельству ряда античных писателей, в быте сарматов особую роль играла женщина; отсюда можно заключить, что у сарматов дольше, чем у скифов, сохранялись пережитки матриархата.

Близкими к скифам были также племена меотов, населявших побережья Меотиды (Азовского моря) и области Кубани.

Наиболее обстоятельные и реалистические сведения о древних скифах содержатся у Геродота. Мы не можем с уверенностью определить, когда в основе его изложения лежат личные впечатления, связанные с предполагаемым нами его путешествие в Северное Причерноморье, какие из сообщаемых им сведений он заимствовал у своих осведомителей, очевидно, понтийских греков, и, наконец, что именно он почерпнул из письменных источников. Тем не менее характер описательных приёмов Геродота в основных чертах ясен. Он описывает местный мир, разделив его на четыре части — четыре своего рода зоны наблюдения. При этом по мере удаления на север характер сообщаемых Геродотом сведений становится всё менее и менее определённым. Заканчивается каждое из этих четырёх описаний упоминанием о незаселённой людьми пустыне или, в одном случае, перечнем таких данных, к каким сам Геродот относится с недоверием.

Геродот ведёт свои наблюдения над описываемой им страной всегда из какого-либо одного избранного им пункта. В данном случае таким пунктом для наблюдений, судя по всем признакам, был избран город Ольвия. Отсюда ясно, почему его этнографические описания начинаются с племён, находившихся в непосредственной близости к этому городу. Геродот перечисляет их по именам: каллипиды, алазоны. Об алазонах он сообщает, что они сеют и употребляют в пищу хлеб, а также лук, чеснок, чечевицу и просо.