Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

На следующее утро жители осаждённого города послали к осаждающим послов с просьбой о пощаде; в виде выкупа они предлагали выдать победителям 10 000 рабов. Но те отвергли это предложение, по словам Тацита, главным образом потому, что побоялись затруднений, связанных с конвоированием такого количества людей. Успа была взята штурмом, и жители её перерезаны.

Эта нарочито жестокая расправа над населением Успы заставила союзника Митридата сиракского царя Зорсина задуматься над судьбой своего племени. После некоторых колебаний он изменил Митридату, выдал римлянам заложников и пал ниц перед изображением римского императора.

Лишившись поддержки сираков, Митридат утратил способность к дальнейшему сопротивлению.

Побеждённый Митридат, хорошо себе представляя, что будет с ним, если он попадёт в руки Котиса и римлян, решил обратиться к царю аорсов Евнону. С ним он был раньше в дружественных отношениях. Явившись к Евнону, он сказал: «Митридат, которого римляне столько лет ищут на суше и на море, является к тебе добровольно. Поступай, как тебе угодно, с потомками великого Ахеменида; это — одно, чего не отняли у меня враги».

Обратившись к Евнону, Митридат не ошибся. Евнон действительно сделал всё от него зависящее, чтобы помочь Митридату. Он послал своих послов в Рим к императору с просьбой пощадить Митридата. Римляне, конечно, не могли согласиться, чтобы такой опасный для них человек, как Митридат, остался на свободе. В конце концов Евнон был вынужден выдать им Митридата, но на том условии, что ему будет сохранена жизнь. После этого Митридат был доставлен в Вифинию, а оттуда в Рим, где уже значительно позднее, именно в 68 г., был казнён по приказу императора Гальбы за участие в заговоре.

После поражения Митридата Котис с помощью римлян окончательно водворился на боспорском престоле. Как свидетельствует одна из боспорских надписей с его именем, он учредил на Боспоре культ римских императоров, и сам стал верховным и пожизненным жрецом этого культа. Царское имя и титул вновь, как и следовало ожидать, исчезают с боспорских монет, заменяясь монограммами. На монетах изображаются головы римских императоров и атрибуты их власти. Римляне, таким образом, достигли на Боспоре того, чего они хотели. Этот успех был ими одержан главным образом благодаря тому, что местные враждебно настроенные к римлянам племена были разобщены. Не будет преувеличением сказать, что, судя по приведённому выше рассказу Тацита, был момент, когда судьба всего этого римского предприятия висела на волоске. Если бы Котису и Аквиле не удалось привлечь на свою сторону аорсов во главе с Евноном, римское правительство снова могло оказаться перед лицом очередного провала своих замыслов. С другой стороны, то, что рассказывает Тацит о поведении Евнона после поражения Митридата, позволяет думать, что он чувствовал себя неизмеримо ближе к побеждённому, чем к победителям и своим союзникам. Только опасения, что начавшие эту войну римляне не остановятся на полпути и в случае необходимости потребуют новые подкрепления, очевидно, заставили его принять их сторону.

Так или иначе, но события на Боспоре сопровождались, как это бывало и раньше в подобных же случаях, ростом активности местных племён во всём Северном Причерноморье. Жертвой этой активности стал и Херсонес, обращавшийся и к римскому императору в Рим и к наместнику Мезии с просьбами о помощи против упорно наступавших на него скифов.