Рейтинг@Mail.ru

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ

Д. П. КАЛЛИСТОВ. СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В АНТИЧНУЮ ЭПОХУ 2018-04-05T13:35:04+00:00

С внутренней стороны к стене примыкало двухэтажное помещение, в котором, очевидно, жили солдаты гарнизона. В этой же части цитадели с севера на юг проходила главная уличная артерия. Широкая, мощённая камнями улица вела за пределы цитадели, а разрыв в крепостной стене позволяет предположить, что именно здесь находились главные ворота цитадели.

Оживлённое строительство наблюдается в римское время и на территории нижнего города. Остатки оборонительных сооружений здесь не обнаружены. Строительство идёт главным образом по линии жилищных и хозяйственных комплексов.

Торговля, игравшая всегда такую большую роль в жизни Ольвии, в римское время значительно сократилась в своём объёме. Это ясно видно по находкам керамики. Во II и III вв. н. э. процент импортной керамики значительно снижается, зато в Ольвии развивается производство керамики скифских образцов.

Углубляется процесс имущественной дифференциации. Об этом говорят и ольвийские надписи и археологический материал. Не случайно именно к этому времени относятся два роскошных погребения с насыпанными над ними высокими курганами. Один из этих склепов был найден под насыпью, получившей наименование «Зевсов курган». Склеп состоит из двух помещений: нижняя часть кургана обнесена подпорной каменной стеной (крепидой) из рустированных камней с прекрасной облицовочной кладкой. Очевидно, родовитые граждане Ольвии уже не удовлетворялись скромными погребениями предшествующей эпохи.

В надписях этого времени ощущается тот же момент классовой дифференциации. Воздавая хвалу знатным жителям города, надпись всегда упоминает о их высоком происхождении, о знатности их предков, а также о том, что они были известны «римским императорам».

Из торгового цветущего полиса Ольвия постепенно превращается в военный центр — римский форпост. В этих условиях неизбежно должна была повыситься роль городской аристократии. Экономической её базой теперь являлось земледелие. Торговцы почти не упоминались в надписях этого времени.

В рассматриваемое время в Ольвии заметно увеличивается скифская часть населения. На Буге и Днепре находился ряд укрёпленных скифских поселений. Наличие в этих поселениях укреплённых кварталов позволяет предположить, что там проживала скифская знать и, возможно, ольвийские землевладельцы или их управляющие. Эти поселения снабжали Ольвию хлебом, рыбой, скотом, рабами. Длительное общение ольвийских греков со скифами способствовало разложению у последних родового строя. Скифская знать втягивалась в круг торговых интересов города, переселялась в Ольвию и подвергалась процессу эллинизации. В свою очередь, ольвийские землевладельцы, повидимому, иногда переселялись в скифские городища, ассимилируясь с местным населением. Ольвию этого периода по праву можно назвать греко-скифским городом.

Следует, однако, помнить, что не случайно жизнь Ольвии заканчивается именно тогда, когда рушится Римская империя.

Это показывает, что Ольвия в основе своей до конца оставалась античным городом, крепкими нитями связанным с тем способом производства, который его породил.

Херсонес также становится центром римской оккупации. Многочисленные надписи и надгробные памятники римских солдат, раскрытые археологическими расследованиями, позволяют установить, что во II в. и. э. постоянные римские гарнизоны находились не только в Херсонесе, но и на современном Ай-Тодорском мысе и в тех пунктах, на месте которых сейчас находятся Инкерман, Балаклава и др. В Херсонесе стоял главный гарнизон. Место его стоянки в юго-восточной части города носило характер укреплённой цитадели. Здесь археологическими раскопками обнаружены остатки большого здания, которое делилось на ряд одинаковых по величине помещений. Совершенно очевидно, что это здание служило казармой для солдат.

На содержание римского гарнизона Херсонес был обязан отчислять известную долю городских доходов. Утрата самостоятельности, однако, до известной степени компенсировалась для херсонесской аристократии защитой от внешних и внутренних врагов. Со второй половины I в. до середины III в. н. э. для Херсонеса наступает период относительного спокойствия.