Рейтинг@Mail.ru

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей 2018-04-05T14:07:59+00:00

Таким образом, если между майкопскими «псалиями» и изображенными атрибутами существует содержательная связь, то использование первых в погребальном обряде получает определенное смысловое обоснование.

Возможно, другой древневосточный мифологический сюжет отражает обнаруженная в одной из новосвободненских гробниц пара собачек, отлитых из бронзы и серебра 36 (рис. 2, 1). В маленьких фигурках отчетливо передана разнородность животных и особенности их экстерьера 37. Сюжетной параллелью этой оригинальной паре могут служить изображения, появившиеся на месопотамских, сузианских и иранских печатях еще в убейдское время, известны они и позднее 38. В качестве наиболее полной аналогии следует указать на находки из дворца в Мари39 (рис. 2, 4, 5, 6). Здесь на культовых керамических формах в парном сочетании изображены собаки, очень близкие по экстерьеру новосвободненским.

Менее определенно можно высказаться о другой находке из новосвободненских гробниц — бронзовом крюке с двумя мужскими фигурами 40. Кажется, что переднеазиатская линия их сопоставлений предпочтительнее европейской 41. Фигурки на крюке, представляющие, по-видимому, не борцов, а адорантов, по типу и стилю одежды (длинная узкая юбка со свисающими концами пояса, обнаженный торс), позе (поднятые вверх руки) и некоторым деталям моделировки (крупные, выступающие носы) напоминают мужские фигуры, изображенные на ранних сузианских печатях или месопотамских рельефах42.

Среди новосвободненского инвентаря отметим еще комплексы с каменными шарами из полудрагоценных камней 43. Подобные им «игральные» наборы хорошо известны в Северной Месопотамии (Гавра XI) 44.

Майкопские и переднеазиатские парные изображения собак

Майкопские и переднеазиатские парные изображения собак

Рис. 2. Майкопские и переднеазиатские парные изображения собак

1 — бронзовая и серебряная фигурки собак из новосвободненской гробницы, по А. Д. Резепкину; 2. 3 — изображения на печатях, по П. Амье; 4, 5, б — изображения на культовых керамических формах, по А. Парро

В итоге складывается впечатление, что на новосвободненском этапе переднеазиатские связи майкопской культуры сохранили прежнее направление, но утратили, несмотря на яркие проявления, первоначальную культурную глубину. Переднеазиатское наследие в это время осмысленно и глубоко осваивается генетически чуждым европейским компонентом культуры 45. Это наследие явилось реальной культурной, технологической базой, предпосылкой блестящего расцвета культуры на новосвободненском этапе, проявившегося не только в территориальном распространении, но и во влиянии на восточноевропейскую степь. Благодаря ее посреднической роли из Передней Азии в степь проникли важнейшие технологические (металлообработка) и технические изобретения, в частности, вероятно, повозка 46. Не исключено, что культурная миссия майкопской культуры отразилась на распространении новых рослых пород крупного рогатого скота, может быть, новых сортов культивированных растений. Вместе с тем, оказавшись оторванной от родственных блоков переднеазиатских и европейских культур, майкопская культура не дала в своем развитии отчетливых эволюционных ступеней и неожиданно быстро сошла с исторической арены. Исходя из южной и северной линии синхронизации, ее верхней границей можно считать середину III тысяче-летия до н. э., а нижней — конец IV — рубеж IV—III тысячелетий до н. э.47

  1. Фармаковский Б. В. Архаический период в России//МАР. 1914. N 34, С. 50— 76; Roslovzev М. /. L’age de cuivre dans le Caucase et les civilisations et de l’Egypte protodynastique//RA. 1920. P. 1—37; Idem. Iranians and Greeks in South Russia. Oxford, 1922. P. 17—34.
  2. Иессен А. А. К вопросу о древнейшей металлургии меди на Кавказе//ИГАИМК. 1935. Вып. 120. С. 80—92; Он же. К хронологии «больших кубанских курганов»//СА. 1950. XII; Child G. The Maikop culture axes: Annals of archaeology and anthropology. Liverpool, 1936. Voi. XXIII.
  3. Попова T. Б. Дольмены станицы Новосвободной//Тр. ГИМ. М., 1963. Вып. 34; Формозов А. А. Каменный век и энеолит Прикубанья. М., 1965. С. 133—157; Betancourt Ph. F. The Maikop cooper tools and their relations to Cretan Metallur-gylt’AJA. 1970. Vol. 74, N 4. P. 351— 358; Мунчаев P. M. Кавказ на заре бронзового века. М., 1975. С. 133—157. 390—408.
  4. Сафронов В. А. Хронология, происхождение и определение этнической принадлежности майкопской культуры по археологическим и письменным источникам//Хронология памятников бронзового века Северного Кавказа. Орджоникидзе, 1982. С. 63—104.
  5. Андреева М. В. К вопросу о южных связях майкопской культуры//СА. 1977. № 1. С. 39—56; Она же. Об изображениях на серебряных майкопских сосудах//СА. 1979. № 1. С. 22—34.
  6. Архив ЛОИА АН СССР. Ф. 76. С. 5. Текст доклада А. А. Иессена, прочитанного 31 марта 1962 г. в ЛОИА АН СССР.
  7. На хронологическую близость перечисляемых памятников и одновременно их место в системе европейских энеолитических культур указывают, в частности, находки на п. Свободное керамики, аналогичной раннесреднестоговской и «послемариупольской» (типа п. Раздорское, слой IV), костяных орнаментированных бус, близких бережковским (Бережковка II, 9/16), подвесок из кабаньих клыков, типа нальчикских; на п. Замок — так называемых роговых цурок, известных в трипольских (Б1) поселениях и раннесреднестоговских погребениях; на п. Ясенова Поляна — обломка каменного зооморфного скипетра схематического типа. Судя по этим данным, «предмайкопский» пласт следует относить ко времени бытования хвалынской, раннесреднестоговской и трипольской (триполье Б1 — кукутени А3) культур. В зависимости от хронологии последней он может быть датирован в пределах IV тысячелетия до н. э. См.: Нехаев А. А. Новое поселение майкопской культуры//Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп, 1983. С. 16—32; Он же. Некоторые вопросы изучения поселения Свободное//Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп, 1984. С. 69—79; См. статью В. Я. Кияшко в этом же выпуске. КСИА; Мерперт Н. Я. Древнейшие скотоводы Волго-Уральского междуречья. М., 1974. Рис. 12, 2, 3; Рунич А. П. Энеолитическое поселение близ Кисловодска//СА. 1967. № 1. С. 228—233; Даниленко В. Н. Энеолит Украины. Киев, 1974. С. 96, 97.
  8. Рунич А. П. Энеолитическое поселение… С. 228—233.
  9. Нехаев А. А. Новое поселение… С. 16— 32.
  10.  Формозов А. А. Каменный век… С. 64— 73.
  11. Воронов Ю. И. Древности Сочи и его окрестностей. Краснодар, 1979. С. 38. Рис. 13; Киладзе Н. Многослойный археологический памятник Сагварджиле//ВАИ ГССР. 1953. Т. 14. № 9; Тушамбрамишвили Д. А. Итоги работ археологической экспедиции в Квирильском ущелье в 1969 г.//Археологические исследования в Грузии в 1969 г. Тбилиси, 1971. С. 137—138; Он же. К итогам работ археологической экспедиции Квирильского ущелья//Археологические исследования в Грузии в 1971 г. Тбилиси, 1972. С. 74, 75; Небиеридзе Л. Л. Даркветский многослойный навес. Тбилиси, 1978; Каландадзе А., Каландадзе К. Раскопки в Белой пещере//Полевые археологические исследования в 1974 г. Тбилиси, 1976. С. 7—10; Они же. Тетри Мгвиме//Полевые археологические исследования в 1975 г. Тбилиси, 1979. С. 8, 9. См. также отчеты К. Каландадзе и другие о работе Цхалтубской экспедиции за 1976—-1980 гг., опубликованные в сборнике «Полевые археологические исследования» за соответствующие годы (Тбилиси, 1979—1982).
  12. Менабде М. Д., Кигурадзе Т. В. Археологические памятники с. Сиони. Тбилиси, 1981.
  13. Каландадзе К. Остатки древнейшего поселения из Абастумани//Полевые археологические исследования в 1973 г. Тбилиси, 1974. С. 11, 12; Пхакадзе Г. Г. и др. Результаты работ Абастуманской экспедиции//Полевые археологические исследования в 1980 г. Тбилиси, 1982. С. 20, 21.
  14. Кигурадзе Т. В. Периодизация раннеземледельческой культуры восточного Закавказья: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Тбилиси, 1965.
  15. Нариманов И. Г. Культура древнейшего земледельческо-скотоводческого населения Азербайджана: (эпоха энеолита VI—IV тысячелетий до н. э.): Автореф. дис. … д-ра ист. наук. Тбилиси, 1982.
  16. Speiser Е. A. Excavations at Тере Gawга. Philadelphia, 1935. Vol. I; Tobler A. Excavations at Tepe Gawra. Philadelphia, 1950. Vol. II; Perkins A, The relative chronology of Mesopotamia//Relative chronologies in old world archaeology. Chicago, 1954. P. 46; Porada E. The relative chronology of Mesopotamia//Chronologies in old world archaeology. Chicago, 1965. P. 145—149.
  17. Braidwood R. Braidwood L. S. Exca vations in the plain of Antioch: The earlier Assemblages. Phases A-J//OIP. 1960. Vol. LXI; lenny IF. Schamiramaiti//PZ. 1928. Bd. XIX, N 3/4. S. 280— 304; Relly E. B. Tilkitepe ilk Kazilar// TTAED. 1937. 1940. P. 145—178; Ufuk Esin. Zur Datierung der vorge-schicht- lichen Schichten von Degirmentepe bei Malatya in der Ostlichen//Beitrage zur Alter tumskunde Kleinasiens. Mainz, 1983. S. 175—190; Формозов А. А. Каменный век… С. 137—139; Андреева М. В. К вопросу о южных связях… С. 39—56; Она же. Об изображениях…. С. 22—34; Нариманов И. Г. Культура