Рейтинг@Mail.ru

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей 2018-04-05T14:07:59+00:00

На свите древних горизонтов на том же поселении Кюльтепе покоился не менее мощный слой «куро-аракского энеолита». Именно здесь с открытием стратиграфического положения этих двух разновременных слоев было установлено, что представленная верхними напластованиями высокоразвитая культура с производящим хозяйством, яркими признаками металлопроизводства и преобладанием малоазийских связей должна быть отнесена не к энеолиту, а к периоду ранней бронзы. Такой атрибуцией был устранен терминологический разнобой в хронологически близких южнокавказских и переднеазиатских культурах. Сейчас это воспринимается как само собой разумеющееся положение, лежащее в основе всех последующих исследований. Однако впервые сформулированное на базе материалов экспедиции, оно внесло принципиально новый подход в изучении двух последовательных ступеней культурнохозяйственного развития населения Закавказья.

Исключительно важным для установления социальной структуры общества конца III тысячелетия до н. э. явились раскопки кургана в урочище Учтепе — одного из трех гигантов, возвышающихся в Мильской степи. Раскопками руководил А. А. Иессен. Несмотря на плохую сохранность древнего захоронения, на месте которого позднее был погребен хазарский воин, сам факт сооружения такого огромного погребального памятника свидетельствовал о наличии уже в этот период глубокой дифференциации общества и существовании института племенных вождей, зафиксированных для этого времени тогда лишь знаменитым Майкопским курганом. Для Закавказья это был первый памятник такого рода, с которого началось открытие «царских» или «княжеских» погребений последней четверти III тысячелетия до н. э. Итоговая статья А. А. Иессена «Раскопки большого кургана в урочище Учтепе» 3 является, с моей точки зрения, редким, классическим образцом реконструкции памятника. По глубине и доскональности исследования, предельной максимальности уровня извлечения информации из материалов и воссозданной на их базе картины соружения и последующей истории кургана статью А. А. Иессена можно, пожалуй, сравнить лишь с последним трудом М. П. Грязнова, в котором реконструирован «царский» курган в Туве 4.

Следующий этап в изучении земледельческих культур региона был в значительной мере восстановлен материалами впервые систематически изученного в Закавказье поселения эпохи средней бронзы Узерликтепе, около Агдама. Раскопки осуществлялись отрядом К. X. Кушнаревой под постоянным наблюдением А. А. Иессена. Раскопки Узерликтепе позволили восстановить материальную культуру и экономический облик поселения степного типа первой половины II тысячелетия до н. э. Проживавшая здесь община вела многоотраслевое хозяйство, основанное на земледелии и скотоводстве, виноградарстве и садоводстве; на поселении занимались металлообработкой, гончарством, изготовлением изделий из камня и кости. В Мильской степи поселение оказалось не одиноким. Узерликтепе имеет особую судьбу — оно и сейчас остается единственным бытовым памятником Южного Кавказа периода средней бронзы, на котором осуществлены систематические и крупномасштабные раскопки.

Включение области Нагорного Карабаха в зону наших работ было необходимо для решения проблемы возникновения и развития полукочевого скотоводства. Лишь параллельное изучение памятников степных и горных районов могло ответить на вопрос, какие сдвиги произошли в хозяйстве населения к концу II тысячелетия до н. э. и в какой зависимости были эти две различные вертикальные зоны. В решении этой проблемы большую роль сыграли раскопки поселения Учтепе в Мильской степи (руководители А. А. Иессен и И. Г. Нариманов) и разведочные работы в Ходжалах, в Карабахе (руководитель К. X. Кушнарева). Рядом с известным Ходжалинским могильником, расположенным на магистральном пути скотоводов, ведущем из Мильской степи на высокогорные пастбища Карабаха, была выявлена каменная ограда, окружавшая площадь в 9 га; это, скорее всего, был загон для скота в периоды возможных нападений. Сам факт существования крупного курганного могильника на скотопрогонном пути, а также большое количество оружия в могилах Карабаха указывали на интенсификацию скотоводческого хозяйства и существование в этот период яйлажной формы, способствовавшей накоплению больших богатств, углублению дифференцнации общества, усилению военной ситуации. Для подкрепления этого вывода надо было вернуться в степь с целью изучения поселений, куда на зимние месяцы скотоводы спускались с гор. Такие поселения раньше не были известны. В качестве объекта для раскопок было выбрано поселение около большого Учтепинского кургана; здесь была открыта группа небольших землянок-зимников. Отсюда с весны скотоводы перебирались в горы, а глубокой осенью возвращались обратно. И сейчас форма хозяйства здесь осталась прежней, причем часть землянок современных скотоводов располагается на том же месте, где находилось древнее поселение. Таким образом, работами экспедиции был выдвинут и обоснован тезис о времени сложения отгонного скотоводства и о культурно-хозяйственном единстве степного Миля и горного Карабаха уже в конце II — начале I тысячелетия до н. э., единстве, основанном на общей экономике.