Рейтинг@Mail.ru

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей 2018-04-05T14:07:59+00:00
Схема реконструкции состава ритуального набора предметов, Майкопское погребение

Схема реконструкции состава ритуального набора предметов, Майкопское погребение

Рис. 3. Схема реконструкции состава ритуального набора предметов, Майкопское погребение

На лбах бычков выгравированы знаки (ни один не повторяется), которые единодушно считают солярными или, шире — астральными.

В данном случае важно не конкретное определение, а связь этих быков с небесной сферой. Стрелы же пронзают их необычным образом: снизу. Следовательно, они пущены с земли! Не проясняется ли здесь скрытый образ всей композиции — образ героя, поразившего небесных быков? Это герой типа Гильгамеша, Геракла или раннего Кришны — персонаж земной, человеческой природы, вступающий в схватку с небом. Сюжет богоборчества характерен для идеологии периода распада родового строя, когда в пантеонах появляется противостоящий силам космоса богочеловек — первопредок, «культурный герой», в подвигах равный бессмертным (часто — «божественный стрелок»: общеизвестен особый статус лука как оружия богов, поражающего издалека). Возникает высшая форма мифа — эпос; образ человека проникает во все виды искусства. Это определялось историческими процессами консолидации племен, выделением фигуры лидера, на ранних этапах полифункционального («цари-жрецы»). Он считался избранником такого персонажа, что закрепляла концепция божественной инвеституры и ее инсигнии (стрелы, барсомы, фасции и пр.).

В семиотическом плане набор является конкретным сюжетным текстом, повествующим о важном мифическом событии — поражении небесных быков. Герой выступает в «неявленом» (категория!) виде, через показ его атрибутов и деяний — прием нередкий в архаичном фольклоре. Способом записи информации служит в целом «натуральный макет» — модели стрел в натуральную величину с боевыми наконечниками. Это замкнутая знаковая система. Изобразительная, числовая, цветовая стройность ее внутренней организации с переходом на более высокий информационный уровень — в контекст погребения — приобретает качественно новое содержание. Ведь этот комплект был главным предметом погребального инвентаря и занимал в могиле центральное место — возле костяка. Последнее в сочетании с примером типичной траурной инверсии (переворачивание) подчеркивает отношение обладания им при жизни. Вручить эти регалии земному лицу могла лишь та рука, которая и пускала стрелы. Таким образом, единственный приемлемый ключ к дешифровке всей структуры внутренних и внешних связей набора — инвеститура.

Пучок ритуальных стрел в майкопском погребении, являвшемся по всем признакам могилой «царя-жреца», воплощал, видимо, преемственность его земной власти от легендарного героя-богоборца, выступавшего, возможно, и «культурным героем» 33. На сегодня это древнейший предмет подобного рода.

  1. Архив ЛОИА АН СССР. Ф. I. Д, 204. Д. 51 об.; ОАК за 1897 г. СПб., 1900. С 4 ел.
  2. Фармаковский Б. В. Архаический период в России МАР. Пг., 1914. 34. С. 51 — 56. Табл XX-XXII.
  3. Архив ЛОИА АН СССР. Л. 51.
  4. Формозов А. А. Каменный век и энеолит Прикубанья. М., 1965. С. 64; Мунчаев Р. М. Кавказ на заре бронзового века. М. 1975. С. 212—222.
  5. Фармаковский Б. В. Архаический период… С. 51. Табл. XX.
  6. Архив ЛОНА АН СССР. Л. 52 об.
  7. ГЭ. ОИПК. Оп. коллекции 34. Л. 1 об.— 2. В дальнейшем используются материалы этой коллекции и ее опись.
  8. Архив ЛОНА АН СССР. Л. 114.
  9. Ср. данные о количестве бляшек: Архив ЛОНА АН СССР. Л. 75, 114, 140.
  10. Приношу благодарность Ю. Ю. Пиотровскому, первым обратившему мое внимание на большее, чем шесть, число трубок и любезно показавшему сами находки.
  11. Струве В. В. Этюды по истории Северного Причерноморья, Кавказа и Средней Азии. Л., 1968. С. 120, 128.
  12. Луконин В. Г. Искусство древнего Ирана. М. 1977. С. 12.
  13. Зеймаль Е. В. Амударьинский клад: Каталог выставки. Л., 1979. С. 51—57; Артамонов М. И. Сокровища саков. М., 1973. С. 9.
  14. Луконин В. Г. Искусство… С. 178, 195.
  15. Цит. по кн.: Струве В. В. Этюды. С. 120, 246.
  16. Многочисленные параллели между зороастризмом и брахманизмом неоднократно отмечались. См.: Маковельский А. О. Авеста. Баку, 1960. С. 7.
  17. Бхагаватгита/Пер. Б. Л. Смирнова. Ашхабад, 1978. С. 97.
  18. Топоров В. Н. Ваджра// Мифы народов мира. М. 1980, Т. 1. С. 207, 208; Мялль Л. Э. Ваджра//Там же. С. 208.
  19. О соответствиях перуны-молнии, молнии-стрелы, перуны—огненные стрелы у славян см.: Иванов В. В., Топоров В. Н, Славянские языковые моделирующие семиотические системы. М., 1965. С. 13, 14; Они же: Исследования в области славянских древностей. М., 1974. С. 5, 6, 14, 18.
  20. Геродот, История в девяти книгах. Л., 1972. С. 203.
  21. Смирнов К. Ф. Савроматы. М., 1964. С. 255, 256. Рис. 75/19.
  22. ОАК за 1896 г. СПб., 1898. С. 57.
  23. Черновицкий М. П. Курган с погребением «жрицы» на Кубани//СА. 1985. № 3 С. 251-255.
  24. Дорошенко Е. А. Зороастрийцы в Иране. М., 1982. С. 58, 76.
  25. Зеймаль Е. В. Амударьинский клад. С. 24.
  26. Приношу благодарность Г. Н. Курочкину за эти сведения.
  27. Дмитриев А. В. Поселение майкопской: культуры на Мысхако//ХШ Крупнов-ские чтения: Тез. док л. Майкоп, 1984. С. 34.
  28. Кияшко В. Я. Семантика молоточковид-ных «булавок»//Там же. С. 34.
  29. Сов. ист. энцикл. 1973. Т. 14. С. 964.
  30. Дворецкий И. X. Латинско-русский словарь. М., 1976. С. 411—417, 763; Древнегреческо-русский словарь. М,, 1958, Т. 2. С. 1710.
  31. Интересная параллель «прутья—стрелы» заслуживает специального рассмотрения (прутья—стрелы с обломанными или снятыми наконечниками, т. е. обезвреженные, «мирные»; горящие прутья— огненные стрелы; горящая связка прутьев — факел — как оружие,— пучок огненных стрел — пучок молний громовержца, и т. д.).
  32. Грязнов М. П. Памятники карасукекого этапа в Центральном Казахстане//СА. М„ 1952. Вып. 16. С. 134, 135.
  33. Ср. авестийский сюжет о первочеловеке, первом паре и «культурном герое» Йиме, трижды получавшем от Ахура-Мазды золотые стрелы: Маковельский. А. О. Авеста. С. 72, 73.