Рейтинг@Mail.ru

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей 2018-04-05T14:07:59+00:00

 

В. И. КОЗЕНКОВА

ДАТИРОВКА КОБАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ТРУДАХ А. А. ИЕССЕНА 

(В СВЕТЕ ПОСЛЕДНИХ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ДАННЫХ)

 

Кобанская культура постоянно находилась в сфере научных интересов А. А. Иессена. По отдельным экскурсам в работах исследователя можно заключить, что у него имелось четкое представление о хронологическом соотношении памятников и отдельных предметов этой культуры.

Архив А. А. Иессена отражает исчерпывающий характер знания им объема и взаимосвязи источников. В этом, как нам кажется, секрет правильно угаданной в целом датировки кобанской культуры, до настоящего времени не опровергнутой новыми данными. Это объясняется под-ходом А. А. Иессена к хронологизации групп материалов, при котором.

всегда предполагалось, что их дробное внутреннее хронологическое членение может измениться с появлением новых данных.

«Чрезвычайно опасно и неосмотрительно,— писал А. А. Иессен,— пытаться решать все вопросы на основании уже известного недостаточного материала источников, смыкание неполных рядов фактов в отношении хронологии неизбежно должно привести к искусственно укороченным хронологическим схемам, к известной боязни ранних датировок…» 1

Этой общей установке исследователь оставался верен, что иллюстрируют схемы хронологического соотношения кобанских материалов, опубликованные в разное время (1941, 1950, 1951 гг.) в главных его работах 2.

Созданные А. А. Иессеном по разным конкретным поводам, эти схемы дают ясное представление о месте кобанской культуры в хронологии древностей Кавказа и сопредельных районов, о месте ее ведущих категорий в типолого-хронологической схеме кавказских культур, о соотношении между собой тех или иных памятников кобанского типа. Кобанская культура по признакам технологии была отнесена А. А. Иессеном к позднему этапу бронзового века и соответствовала позднекубанскому периоду. Хронологически «позднекубанский» или «кобанский» периоды для него тождественны 3.

Динамичнее взгляды А. А. Иессена на абсолютную хронологию кобанской культуры. В ранних работах ее нижний рубеж определялся им концом II тысячелетия до н. э., а верхний—скифским периодом 4. Обе границы неоднократно пересматривались А. А. Иессеном. Так, первоначально поздняя граница культуры была им определена VII—VI вв. до- н. э. но к концу 50-х годов представление о начале «скифского» периода было уточнено А. А. Иессеном «до VIII в. до н. э.», что логически означало удревнение некоторых ярко выраженных кобанских памятников доскифского периода 6.

Зарождение форм «собственно кобанской группы» исследователь относил к XII—XI вв. до н. э., что соответствовало и началу позднекубанского периода. Причем Кобанский могильник А. А. Иессеи не считал самым ранним памятником, определяя сначала время большинства его погребений IX—VIII вв. до н. э. «Наиболее ранние комплексы собственно Верхнекобанского могильника,— писал А. А. Иессен в 1953 г.,— к начальным моментам в развитии кобанской культуры не относятся» 7. Конкретными обоснованиями эта мысль не была подкреплена, за исключением одного, но чрезвычайно важного. А. А. Иессен обратил внимание на рисунок погребения 12 из раскопок Э. Шантра, где в одном комплексе с типично кобанским погребальным инвентарем были изображены двукольчатые удила, тип важный для установления абсолютной даты погребения. Датируя погребение 12 VIII в. до н. э., он считал его старше могил Каменномостского могильника. Самими поздними (VII—-VI вв. до н. э.), по мнению А. А. Иессена, были погребения в Хабазе, Мукулане (бассейн Баксана), а также клад из пещеры Алмалыкая на территории Кабардино-Балкарии. Из района Кисловодска столь же поздним ему представлялось погребение 3 из раскопок 1946 г. в Березовском I могильнике, в комплексе которого имелись биметаллический кинжал, тесло, наконечник копья и своеобразный крюк с втулкой для насадки рукоятки.