Рейтинг@Mail.ru

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей 2018-04-05T14:07:59+00:00

Блестящая и безукоризненно точная работа по выделению памятников группы Новочеркасского клада позволила А. А. Иессену выделить и кобанские комплексы VIII—VII вв. до н. э. с конской уздой. Стало очевидным, что собственно кобанские памятники продолжали существовать не только в «раннескифское» (по его терминологии) время, но и раньше. «В этой группе проступают связи с кобанской культурой Горного Кавказа. Удила, встреченные в перечисленных комплексах (т. е. новочеркасского типа. — В. К.), сочетаются с бронзовым оружием кобанских типов…» Детальный анализ материалов, близких Новочеркасскому кладу. и новые факты заставили Л. А. Иессена в 1953 г. еще раз обратиться к хронологии могил собственно Верхнекобанского могильника. По его мнению, группа Новочеркасского клада содержит «доказательства довольно широкого освоения железа» и «хронологически совпадает с более поздним комплексом древнекобанской культуры, следуя за тем ее ранним комплексом, где железо еще не встречается вовсе или, может быть, встречается как декоративный материал» 8. К 1955 г, исследователь предполагал в Верхнекобанском могильнике уже не одну, как раньше, а две хронологически разные группы могил: 1) могилы VIII—VII вв. до н. э., синхронные Новочеркасскому кладу и содержащие наиболее ранние железные предметы; 2) группу ранних погребений X—IX вв. до н. э. без железа.

Учитывая общие, высказанные ранее соображения А. А. Иессена относительно позиции Верхнекобанского могильника среди древностей кобанской культуры («…соответствует только определенному и не начальному отрезку истории развития этого производства…» 9), можно полагать, что он в дальнейшем был бы вынужден прийти к удревнению нижнего рубежа кобанской культуры (а следовательно, и позднекубанского периода) по крайней мере на столетие. Эта тенденция удревнить некоторые ранние кобанские комплексы лишь угадывается в поздних работах А. А. Иессена, но абсолютная дата нижней границы культуры (т. е. фактически грань между среднекубанским и позднекубанским периодами) оставлена им прежней, т. е. XII в. до н. э.

Накопленные с конца 50-х годов материалы, главным образом ком-плексные находки, как по самой кобанской культуре, так и по другим культурам, с ней связанным, во многом упорядочили относительное раз-мещение ее памятников в шкале древностей. Выявлены новые источники для уточнения абсолютной хронологии ранних памятников, что подкрепляет предложенные в свое время даты А. А. Иессена.

В ареале выделенного Е. И. Крупновым восточного локального варианта кобанской культуры такими европейского значения памятниками являются Сержень-Юртовское поселение и могильник 10, Майртупский могильник, исследованный в последние годы В. Б. Виноградовым и С. Л. Дударевым и. В них оказались бесспорные аналогии не только материалам белозерского этапа срубной культуры не позднее рубежа II—I тысячелетий до н. э. (костяные пуговицы и бляхи, наконечник копья с прорезным пером), но и некоторым предметам периода На11 Центральной Европы (наконечники копий в Сержень-Юртовском могильнике) 1г. Радиокарбонный анализ угля из слоя Сержень-Юртовского поселения также подтвердил наличие раннекобанского пласта (получены даты: 1190, 947, 910, 677 гг. до н. э.) 13. Все это свидетельствует о том, что даже культура восточного варианта, относительно поздняя среди древностей кобанского типа, к рубежу II—I тысячелетий до н. э. получила полное оформление основных признаков.

Важными для разработки внутренней хронологии кобанской культуры оказались материалы из слоя Бамутского поселения (раскопки Р. М. Мунчаева), в частности роговые псалии самого начала I тысячелетия до н. э., каменная литейная форма с негативами для отливки бронзовых серпов кубанского типа и черешковых наконечников стрел кавказского типа 14. При отсутствии малейших признаков железа среди находок данные эти — прочное свидетельство ранней даты функционирования памятника, может быть, от рубежа II—I тысячелетий до н. э. и не позднее середины VIII в. до н. э.15 Для установления нижней хронологической границы кобанской культуры важны находки из слоя Змейского поселения (раскопки Е. И. Крупнова и Д. В. Деопика). Здесь наряду с роговыми псалиями, имеющими аналогии в раннебело-зерских памятниках Северного Причерноморья, бронзовыми серпами типа негатива бамутской литейной формы, роговыми пуговицами была найдена вместе с раннекобанской керамикой бронзовая фибула (Kniefibel) 16, близкая италийским фибулам типа Панталича II (XI—X вв. до н. э.). Это первая достоверная находка, которая позволяет при разработке датировки кобанской культуры прямо опираться на материалы Средиземноморья конца II — рубежа II—I тысячелетий до н, э. Подобного рода находкам А. А. Иессен придавал первостепенное значение. «Абсолютная хронология установилась бы наиболее бесспорным образом,— писал он,— если бы в составе соответствующих комплексов мы могли указать несомненно привозные и хорошо датируемые вещи южного происхождения» 16.