Рейтинг@Mail.ru

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей 2018-04-05T14:07:59+00:00

Хронология степных древностей поздней бронзы Восточной Европы и Предкавказья за последние годы уточнена исследованиями А. И. Тереножкина, А. М. Лескова, В. С. Бочкарева, В. А. Сафронова, И. Н. Шарафутдиновой, И. Т. Чернякова, А. Л. Нечитайло, Е. Н. Черных и других и приведена в соответствие с хронологической шкалой памятников Карпато-Дунайского региона 28. Пересмотрены в сторону удревления и даты некоторых основополагающих северокавказских памятников, в частности курганы у станицы Удобная.

Естественно, что в связи с этим встает вопрос и об удревнении того круга памятников центральной и западной частей Северного Кавказа, которые тесно переплетаются с материалами типа Удобной серией типологически однородных групп предметов, в первую очередь серпов и кинжалов. На то, что эта группа памятников имеет кобанский облик, мною указывалось неоднократно 29, однако их до настоящего времени иногда называют докобанскими, например погребение в каменном ящике на горе Бык.

По типам серпов оно близко сопоставляется с такими новыми, хорошо датированными памятниками XIII—XII вв. до н. э., как Таманский клад или клад из Констанцы 30, но по типу погребального сооружения и форме кинжала еще А. А. Иессеном определялось как «типично кобанское» 31 и это мнение остается в силе.

Таким образом, самое важное, что дает сопоставление новых и давно известных источников, — это признание как достоверного факта существования целого пласта материалов кобанского облика во времени более раннем, чем время появления комплексов классического кобанского типа, включающих фибулы и топоры с гравированным орнаментом, при полном отсутствии железных предметов. Поскольку именно в этой группе заметное место принадлежит предметам позднебронзового периода конца II — рубежа II—I тысячелетия до н. э. степной части Северного Причерноморья и Центральной Европы, можно полагать, что этот пласт следует синхронизировать с позднесабатиновским и ранне- белозерским периодами. Если использовать схему А. А. Иессена, то ран- некобанская группа должна занять место между позднекубанским и среднекубанским периодами (рис. 1), а точнее, выделиться из той группы материалов, которую А. А. Иессен ориентировочно помещал в поздний этап среднекубанского периода. Интересно, что, характеризуя этот поздний этап, А. А. Иессен каждый раз подчеркивал переходный характер некоторых его категорий. Например, о теслах этого этапа он писал, что они образуют «как бы переход к бронзовым теслам колхидо-кобанской группы» 32. То же прослеживалось им на долотах, кинжалах и топорах.

Итак, очевидно, что из центральнокавказских материалов, синхронных позднему этапу среднекубанского периода, по А. А. Иессену, необходимо вычленить ряд материалов кобанского облика, которые следует рассматривать в контексте с иозднебронзооымп памятниками, а точнее — видеть в них раннекобанскую переходную группу.

В том. что и А. А. Иесеен это предвидел, нас убеждает «Примечание» к его таблице «Типологическое развитие инвентаря больших кубанских курганов». Касаясь хронологических групп III—V средне- и позднекубанского периодов, он писал, что они «даны обобщенно, хотя детальный анализ материала и в них позволяет наметить более дробные хронологические подразделения» 33.

Огромные данные накоплены в настоящее время по кобанской культуре периода ее расцвета. Новые источники уточнили хронологический порядок тех или иных памятников, особенно восточной и западной периферии культуры, а вместе с ними и известные во времена А. А. Иессена.

Процесс упорядочения внутренней хронологии кобанских памятников находится в постоянной динамике. Ряд источников (Тли, Инжиччу-кун, Кяфарский клад) пересмотрен в сторону удревнения (исследования Б. В. Техова, В. Г. Котовича, В. Б. Виноградова, С. Л. Дударева) 34, что представляется неизбежным, если рассматривать кобанскую культуру в единой системе культур определенной эпохи на широкой терри-тории. Однако появились и работы 35, в которых, по существу, извлекаются из забвения хронологические концепции прошлого века, в которых кобанской культуре отводится место некоего частного кратковременного явления, блеск и самобытность которого втискиваются в прокрустово ложе ловко сгруппированных, но сиюминутных своей наукообразностью гипотез.