Рейтинг@Mail.ru

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей

Древние культуры Кавказа и причерноморских степей 2018-04-05T14:07:59+00:00

Уже само по себе это обстоятельство заставляет усомниться в том, что перебои в снабжении оловом были единственной причиной, вызвавшей переход от индустрии бронзы к индустрии железа. Видимо, раннее железо было не таким уж плохим металлом, и его преимущества перед бронзой заключались не только в его гораздо большей доступности и связанной с нею относительной дешевизне, но и в более высоких технических качествах. Это предположение подтверждается данными металлографического анализа древнейших железных артифактов, пусть пока еще не особенно многочисленными, но все же достаточно показательными. Интересную подборку таких данных содержит статья американских исследователей Мэддина, Мали и Тамары Уилер «Как начался железный век» 13. Подобно Вальдбаум, авторы статьи полагают, что непосредственным стимулом, побудившим металлургов древнего Средизем-номорья вплотную заняться изучением свойств железа, была нехватка олова и связанное с нею сокращение производства бронзы 14. Однако в отличие от Вальдбаум Мэддин и его коллеги считают, что в процессе этого изучения уже в X в. до н. э., а может быть, и еще раньше был открыт способ карбонизации железа, т. е. искусственного повышения содержания углерода в металле, особенно в поверхностных его слоях 15

Эта операция позволила намного увеличить твердость железных изделий, так что в этом отношении они теперь не только не уступали изделиям из бронзы, но и превосходили их. Данные металлографического анализа показывают, что этот способ получения железа повышенной твердости млн «оставленного железа» (steeled iron), как называют его авторы статьи, применялся древними металлургами вполне осознанно, отнюдь не наугад, как думает Вальдбаум. Некоторые из изготовленных ими предметов, например ножи, состоят из двух слоев металла, один из которых содержит твердое железо с повышенным содержанием углерода н образует рабочий край или режущую часть лезвия ножа, в то время как другой слой из обычного мягкого железа с низким содержанием углерода составляет всю остальную часть лезвия 16.

По мнению тех же авторов, уже на одном из ранних этапов железного века, по крайней мере еще до 700 г. до н.э., был открыт и еще один важный технический прием, ведущий к увеличению твердости железных изделий, а именно их быстрое охлаждение посредством погружения в воду. Этот прием с большим знанием дела описывает Гомер в знаменитой сцене ослепления Полифена (Od. IX, 391—93): глаз циклопа, пронзенный Одиссеем и его спутниками с помощью обожженного на костре ствола оливы, издает шипение, подобно тому, говорит поэт, как шипит большой топор или тесло, которое кузнец погружает в холодную воду, врачуя его (букв, в греческом тексте «pharmasson»), ибо это придает силу железу. Правда, это еще не было настоящей закалкой железа. Как известно, при закаливании металл сначала охлаждается, а затем снова нагревается до определенной температуры. Как считают Мэддин и его соавторы, эта достаточно сложная техника получения высококачественных сортов железа была освоена античными металлургами не ранее IV в. до н.э. (в этом случае, как и во всех остальных, их убежденность основана опять-таки на данных металлографического анализа) 17.

Едва ли, однако, процедура закаливания железа получила сколько-нибудь широкое распространение в пределах античного мира даже и после IV в. Судя по некоторым признакам, древнее железо, несмотря на свою твердость, еще не было настоящей сталью и не обладало свойственной этому металлу упругостью (отсюда его повышенная ломкость). Видимо, именно по этой причине греческие и римские кузнецы вплоть до очень позднего времени делали только короткие мечи: при большей длине клинка они могли сломаться. Длинные мечи галлов и германцев, с которыми римляне познакомились во время вторжений этих варварских племен в Италию, имели другой недостаток: они были сделаны из слишком мягкого железа и поэтому сгибались чуть ли ни при каждом ударе18.