Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II 2018-04-05T13:45:56+00:00

Поэтому естественно предположить, что их отвращение к вспомогательному польскому отряду было бы еще сильнее; действительно, если бы отряд, составленный из людей этой нации, мог быть создан без каких-либо расходов для черкесов, было бы еще неизвестно, допустили ли бы они его существование при радикальных их расхождениях с поляками в плане религии, обычаев и языков.

Я допускаю, что сейчас многие тысячи поляков живут с видом величайшего послушания у своих черкесских господ, что легко объяснить тем, что все они живут в подчиненности и лишены возможности общаться друг с другом, но если бы собрать их всех в один корпус и потратить при этом 400 пиастров, или 4 фунта на каждого мужчину на выкуп их у хозяев, то неизбежным последствием такой концентрации стало бы оживление всех их национальных признаков, каковыми эта гордая, патриотическая и несколько в то же время упрямая нация отличается, и которые в данных обстоятельствах скорее всего привели бы их в столкновение с жителями дикой и гористой страны, столь существенно отличающимися от них и относящимися с нелюбовью и подозрительностью ко всем иностранцам.

Таковы трудности, связанные, с организацией польского войска в Черкесии, и я заявил об этом твердо и осознанно, веря в то же время, что мистер Белл, который всегда остерегался того, чтобы его желания не вводили его в заблуждение, имеет сегодня более благоприятное мнение относительно осуществимости этого дела.

В описываемое теперь время мы с мистером Беллом энергично настаивали на этом и других мероприятиях черкесов, но в добавление к вышеизложенным препятствиям было еще одно, которое, хотя на него и не ссылались, должно было настроить их против того, чтобы выслушать нас, и оно состояло в мистификации, в которой они пребывали относительно нас самих, и ожидании помощи из-за границы, которая, как они верили, предотвратит неизбежность каких-либо изменений в управлении их делами. «Если бы Англия и Турция пожелали помочь нам, то мы отозвали бы наших послов из Турции,» говорили они,- и предприняли бы меры к нашей собственной безопасности, или если бы они прислали нам губернатора, мы слушались бы его во всем».

Что касается нас самих, то из-за отсутствия у нас каких-либо верительных грамот было легко понять, что черкесы оказались перед большой дилеммой, которую никак не смогли бы разрешить никакие наши уверения. Чем более упорно мы отрекались от того, что являемся эмиссарами нашего правительства или султана Махмуда, тем более они уверялись в обратном, поскольку единственная альтернатива, которую допускала их простота, состояла в том, что мы — русские шпионы, и в этом случае становилось ясно, что мы могли добровольно принять на себя роль, в которой они подозревали нас. Говоря по правде, они оказались бы в большом замешательстве, если бы наш сообразительный старый хозяин или кунак-бей Шамиз-Кери-Оглу, к которому как к шайтану, весьма хитрому, чтобы заставить нас проговориться, нас прикрепили с целью выведать наш секрет, не раскрыл им всю тайну.

День за днем он возвращался к этому вопросу; сидя па полу у нашего дивана или опираясь на посох или костыль, которым обычно пользовался этот мудрый черкесский тамада, он мог, с множеством извинений за свою грубость и любопытство, говоря, что они горский народ (даг адамлар), бедный и невежественный, может быть, но «сбитый с толку», начать перекрестный допрос, настолько подробный и искусный, как будто он был назначен адвокатом, и если он бывал сбит с толку, то только по той простой причине, что мы ничего не скрывали от него. Этот способ преследования иногда бывал для нас очень докучливым, и, поняв его намерение, я неоднократно пресекал его, поскольку выводы, которые могли проистечь из его предположений, могли оказаться далеко не благоприятными для нас.