Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II 2018-04-05T13:45:56+00:00

Решительный тон, с каким мы говорили с ними, убедил цемезцев более, чем когда-либо, что наше отречение от полномочий со стороны султана было лишь частью нашей политики. Их вдруг объяло благоговение, и они больше не стали препятствовать нашему отъезду.

Большая группа людей, и в их числе Кутцук-Али-бей, пожелали сопровождать нас. Наш отряд выступил из центра долины, прошел через лес, и наши лошади, свежие и бодрые, подняли нас вверх по склону. За два часа мы достигли вершины горы и, оглянувшись назад, увидели в долине множество групп людей, а совет сидел кольцом на том месте, которое мы только что оставили; они еще не оправились от потрясения, в каковое повергло их наше заявление о нашей независимости в местности, где с незапамятных времен не признавалось никаких законов, кроме их независимой воли.

Распрощавшись с долиной Цемез, мы продолжили наш путь по лесным тропинкам в молчании. Впервые между нами и нашими друзьями случилось нечто вроде ссоры, и хотя мы сознавали свою, правоту, восторг, вызванный этим, вскоре сменился чувством разочарования и сожаления. У нас были также некоторые сомнения относительно личности, к которой мы теперь направлялись; наш кунак Шамиз решительно отказался сопровождать пас, и наш сегодняшний эскорт был намного меньше, чем обычно.

Все это могло быть следствием плохой репутации Тугуза у его соотечественников. Но какое бы отвращение мы ни испытывали к компании человека, которого судья Мехмет-Хаджиоли не колеблясь отнес к классу «джакитов» и «пшиказов» (изменников и негодяев), которые скомпрометировали и заразили столько много местностей, оно в определенной мере подавлялось несколькими другими соображениями и верой в то, что все это в немалой степени иллюстрирует время и обстоятельства, в каких мы оказались в Черкесии, и я смогу вкратце изложить их читателю.

Нельзя сомневаться в том, что в последние несколько лет в областях Шапсугии и Натуквича произошли большие изменения в лучшую сторону. Буйство пши и их сторонников, военной аристократии на Кавказе, было совершенно подавлено. Война между двумя этими областями и раздоры между племенами также в значительной мере были прекращены: чувство всеобщей опасности стало общим лекарством для прекращения разногласий. Оно оказалось более весомым аргументом, чем усилия партии, которая под знаменем ислама хотела установить мир и порядок на этой земле.

«Если бы вы раньше подчинились отеческой власти Порты,- говорили ее представители соотечественникам,- она никогда не оставила бы вас в крайней нужде перед лицом московитов; единственный ваш шанс вернуть себе это покровительство состоит в своевременном раскаянии и добровольном упрочении спокойствия и согласия, что станет залогом вашей будущей покорности ей».

Необычные меры, предпринятые этой партией для осуществления своих патриотических намерений, чему мы сами были свидетелями во время пребывания в этой стране, я изложу попозже, а сейчас следует лишь заметить, что они были чрезвычайно успешны, но реформа, навязанная их усилиями, полезная, несомненно, для всего их сообщества, была достигнута не без пожертвования привычками и чувствами частных лиц. Состояние безвластия, которое раньше преобладало здесь, хотя его ни в коем случае не следует считать развивающим лучшие чувства нашего характера, тем не менее породили тот самый дух рыцарства, которым анархия феодальных времен была в определенной мере смягчена и устранена в Европе.

В переходный период к более рассудительной эпохе странствующие рыцари Черкесии, так же как и на Западе, обнаружили, что их род занятий исчерпал себя, и те, кто, подобно Тугузу, будучи достаточно в возрасте, чтобы припомнить более активные времена, были все еще в цвете лет, в сложившихся обстоятельствах могли утолить свою жажду деятельности только в смертельной войне с русскими. Жизнь, которую между тем вынужден был вести Волк, была для него несколько утомительной.