Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II 2018-04-05T13:45:56+00:00

Однако черкесские пикеты были выдвинуты далеко вперед, и роща, окружавшая деревушку, была защищена свирепыми и бдительными домашними собаками. Это был первый, но не единственный случай из большого множества, когда мы пользовались гостеприимством Шупаша, и ни у одного другого кунака мы не снимали с себя оружие с таким удовольствием, уверенные, вследствие его внимательности, превышавшей тысячи заверений в искренних чувствах, в искрением доброжелательстве нашего хозяина.

Много сердец и много скрытых в горах деревушек стали для нас родными, но ни к одной из них мы не приближались с таким чувством удовлетворения и уверенности в теплом приеме, чем тот, над которым вился дым из каштановой рощи у Човаллоса, и из которой каждый раз при нашем появлении сердечный старик, которому она принадлежала, выходил с приветственным возгласом, размахивая зеленой веткой, как бы объявляя нам шуточную войну. Однако эта деревушка обладала не только этим очарованием. Нам всегда подносила чашу приветствия Геба — самая красивая из всех тех, кого мы видели в Черкесии. Она была очень молода — еще нераскрывшийся розовый бутон, но уже обещавший своей стройностью и правильностью черт совершенство женской красоты. Она была сиротой, отец которой — сын нашего хозяина — был убит русскими, так что она перешла по наследству вместе со своей овдовевшей матерью под опеку доброго ветерана.

На следующее утро, оседлав своего жеребца, вооруженный и экипированный в совершенстве, поскольку он в зависимости от обстоятельств был то фермером, то воином, Шупаш вел нас по дороге к Анапе. Область, которую мы пересекали впервые, состояла из открытых лугов и зерновых полей с разбросанными повсюду овощными и фруктовыми садами и огородами. Там в изобилии росли дыни и огурцы. Большая часть равнины около Анапы, хотя уже давно оставленная черкесами, все же не была совсем заброшена ими.

Она была слишком плодородна и ценна для того, чтобы передать ее русским колонистам, поэтому они продолжали обрабатывать ее как хозяева, выставляя поочередно часовых на каждой ее стороне. Мы встречали их на своем пути неоднократно. На каждом холме находился всадник, а другие рыскали в зарослях лощин, и, когда они нас замечали, наши колпаки и газыри показывали им, что мы их друзья. Затем мы пошли по более дикой местности и стали продвигаться вперед более осторожно, пока, наконец, не достигли вершины, с которой открывался вид на маленькую круглую изолированную крепость, расположенную на выступе длинного низкого мыса, где резко обрывалась равнина.

За ней, совершенно скрытая от нас, находилась военная колония. Здесь наш отряд разделился. Мистер Белл с некоторыми другими поехал верхом к холмам влево, а я с Шупашем и другими отправился на разведку. Непосредственно под стенами крепости отряд солдат косил сено, а другой отряд охранял их, но, когда мы подошли поближе, они все в тревоге скрылись в крепости со всей возможной быстротой, и вскоре я заметил одного человека из нашей группы мчащимся вокруг холма на своем скакуне, преследуя их.

Поскольку в паши планы входило пробраться за форт и обследовать местность, где скрывалась колония, нам в первую очередь было необходимо увериться, что за ней не скрывается пехота, поэтому мы рассеялись, чтобы найти возвышенность, с которой можно было бы обозреть ее, и также, поскольку солдаты в форте уже заряжали свои ружья, избежать их огня, который должен был обрушиться на нас.