Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II 2018-04-05T13:45:56+00:00

Знакомый на практике со вкусами наших соотечественников, он предложил выбрать какой-нибудь дом на побережье и сложить в нем запасы вина и мяса, и таким образом соединив приятное с полезным — приятное для них и полезное для него, встретить их грогом и бифштексом. Говоря по правде, Деметрий был не единственным среди нас, в ком эти сообщения, в которые поверили все черкесы, пробудили самые несбыточные ожидания.

Находясь в течение последних трех месяцев в неизвестности относительно происшедших за это время событий, мы рассматривали прибытие британского флота на Черное море как славное, но не чрезвычайное событие; это казалось нам естественным следствием дела «Виксена», более того — мерой, которая независимо от ее эффективности в Черкесии могла бы стать, как мы знали, смертельным ударом по русскому влиянию на Востоке.

Поэтому можно извинить, что мы были тогда весьма оптимистичны и серьезно думали о том, как составить приветственное письмо командиру эскадры Его Величества на Черном море, сообщив ему полезные для него известия, если, его плацы включали в себя какие-нибудь действия среди племен Кавказа.

Но мы были осуждены на еще большие танталовы муки, и наши сомнения перешли в уверенность, когда однажды вечером, когда мы собирались спать, сын нашего хозяина Шеретлук и старый Осман, мой джераа, вместе ворвались в наш дом для гостей, крича во весь голос: «Бакшиш! Бакшиш! Большие, великолепные известия!» — с таким же шумом и пылкостью, с каким уличный торговец газетами кричит: «Второе издание «Курьера»!» Сообщение, которое они принесли, действительно стоило любой суммы: они заявили, что Эмир-ага, турецкий купец, находящийся в нашей долине, только что вернулся из Геленджика, где днем раньше он был свидетелем прибытия флота из 20 кораблей с красными флагами.

Могли ли мы в тот момент сомневаться, что это за красный флаг? Конечно же не русский, а у какого другого народа, кроме Англии, он может быть? Это наш ослепительный флаг победно развевается пал этим побережьем, где несколькими месяцами ранее он был так нагло оскорблен. Рано утром мы направились к высотам, возвышающимся над заливом Геленджика. На пути через долину Шайрз мы остановились у дома купца Эмира-аги, который принес названное выше сообщение, с целью самим более подробно ознакомиться с ним. И мы хорошо сделали, поскольку, как бы мы ни были разочарованы, мы узнали, что двигаться дальше бесполезно.

Красный флаг, который мы приветствовали с таким энтузиазмом, оказался сигналом связи между армией и флотом русских, поднятым с целью объединить их усилия. Несколькими днями позднее мы получили точное известие, что, оставив гарнизон в крепости, которую они достроили в Пшате, они сразу же двинулись вдоль берега в южном направлении. Эти войска после тяжелых боев в течение недели пробились к Шапсину, отстоявшему на восемь миль от Пшата, и там приступили к строительству новой крепости.

Наша своеобразная позиция не только давала нам возможность наблюдать за этими простофилями, но и подвергала нас, в свою очередь, частым тревогам и опасностям. Многие обстоятельства вызывали наши подозрения. Впервые мы столкнулись с доказательствами такого свойства, когда однажды ехали вдоль побережья, где мы обычно отдыхали почти каждый вечер, извлекая пользу из купания в море, иногда на усыпанном галькой пляже в излучине залива, где окруженная со всех сторон вода напоминала озеро, а иногда на мысу у разрушенного замка, который некогда охранял вход в эту бухту. Замок сам по себе представлял большой интерес.