Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II 2018-04-05T13:45:56+00:00

Он разработал свой план во всех деталях, и хотя неудача в подобных предложениях с моей стороны делала меня не большим охотником принять их, я сердечно согласился участвовать в этом деле, обещая, если в том будет необходимость, лично возглавить атаку, чтобы вызвать его доверие. В любом случае эти планы отвлекали мои мысли от предметов, которые в настоящий момент столь болезненно угнетали меня. Мы прибыли в Джуту через три дня после отъезда из Увии и оставались там несколько дней. Надир пережил еще один приступ перемежающейся лихорадки, но он тут же положил ей конец соответствующей дозой хинина. Здесь мы также заключили несколько соглашений. Надир хотел ограничить свое пребывание в Черкесии тремя или четырьмя месяцами и с целью в конце этого срока обеспечить себе проезд, который при неопределенности коммуникаций зимой и тюремном заточении, как случилось с ним при русской блокаде, был весьма ненадежным, решил отправить своего переводчика Хаджи в Константинополь с поручением купить небольшое турецкое судно вместе с грузом соли и товаров, с помощью которых он смог бы покрыть расходы, сделанные до этого времени» Было также решено, что Омар, чье стремление прославиться в качестве его черкесского секретаря было явно опрокинуто последним расстройством его планов в Увии, будет сопровождать Хаджи в качестве заведующего грузами.

В то же время Надир весьма любезно предложил мне свое судно для перевозки кое-каких моих товаров, которые я хотел перевезти сюда, поэтому я решил отправить в Турцию моего слугу-грека Деметрия с товарами, которые я приобрел здесь в обмен на первый мой груз и составляли в целом пятую часть всего моего имущества, состоявшего из воска, лисьих шкур и масла. Остальное мы почти полностью растратили в качестве подарков и па паши расходы; наш образ жизни был каким угодно, только не экономным. Но в этом отношении я едва ли имел возможность выбора. Коммерческий эксперимент, который я желал осуществить, как читатель знает, был лишь второстепенной моей задачей, и вскоре я обнаружил, что занятия торговлей несовместимы с ролью бея, или джентльмена, которую необходимо было поддерживать, а для этого нужно было быть щедрым до чрезвычайности. Торговцы здесь хотя и не презираются, все же не входят в разряд людей, пользующихся влиянием в их советах, и они не ищут большей мудрости у продавцов аладжей, чем у тех, «чей разговор посвящен волам». Все же, если бы я сосредоточил свое внимание па этом деле, то мои спекуляции могли бы оказаться очень выгодными. Черкесы, несомненно, предпочли бы, чтобы я раздавал свой товар даром в качестве подарков, но в то же время я был свободен располагать им при обмене так, как мне того хотелось. Эта особенность их характера указывает одновременно на их широту взглядов и смышленость. Подарки, как я уже отмечал прежде, являются тем, что все делают с гордостью — никто не стыдится попросить или принять; в то же время все заключается в различии, о котором Шекспир сказал такими словами: «Я дам двойную сумму любому заслуживающему того другу, нор борьбе за справедливое дело я буду драться за девятую часть волоска». Никто, бывший свидетелем торговли здесь, не может сомневаться в великой склонности этого народа к коммерции, и если они еще не стали торговой нацией, то это благодаря некоторым независящим от них обстоятельствам и в некоторой мере, как я думаю, обычаям, не содействующим накоплению ка-питала, но в основном благодаря соседству народов, владеющих в равной степени с ними необработанной продукцией, которую они предлагают для обмена; вследствие этого они вынуждены продавать своих детей — изрядное решающее доказательство, если таковое может быть, их несомненной склонности к торговле, и таким образом в действительности это является жертвоприношением части их населения для создания удобной и подходящей жизни для остальных. Все статьи хлопчатобумажного производства, которые стали необходимыми для них, завозятся к ним из Турции.