Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов ТОМ II 2018-04-05T13:45:56+00:00

Это русский бриг обменялся салютом с далеко находящейся крепостью в Добе, но поскольку он не прекратил свое движение, а направлялся к центру залива, то и возбудил если не тревогу, то по крайней мере необычайный интерес. Состязания были прекращены, наш отряд уселся на лошадей и поднялся на вершину, с которой открывался вид на море. Бриг в миле от берега бросил якорь, и там, среди враждебных берегов Цемеза, но недостижимый для их ружей, остановился. Черкесы, однако, проявили мало тревоги и, выставив несколько часовых, удалились.


 

Глава 2

Эксперименты в законодательстве. Предполагаемый польский отряд в Черкесии. Наше двусмысленное положение. Тугуз Волк. Посещение Таджагуса. — Похоронная песнь о Пшуко-бее. Апология Волка.

В течение июля, который мы провели в Цемезе, не случилось никаких важных событии. Русские, занятые возведением крепости в Пшате, во всех других отношениях оставались неактивными, как и черкесы. Последние были поглощены ожиданием иностранной помощи — иллюзией, порожденной сообщениями их посла и исходом и последствиями дела «Виксена», чтобы направить свою энергию на меры внутренней военной и гражданской организации ввиду военной тревоги, и мы, так же как и они, заинтересованные во вмешательстве Англии, постоянно обращали их внимание на это дело.

Для руководства этими делами были образованы постоянный совет, наделенный административной властью, и постоянное войско, которое, однако, было слишком маленьким для продолжения этой кампании. Мистер Белл также горел желанием сформировать отряд из польских дезертиров. Но эти нововведения, какими бы простыми они ни казались и более того — быстро исполнимыми в кратчайшие сроки, оказались, как я убедился, такими, которые должны были повлечь за собой большие органические изменения в обычаях и общественных учреждениях этой страны.

Ассоциации, на которые опирается личная безопасность и независимость черкесов, поддерживаются ими с чувством гордости и упорства, которые делают введение каких-либо других элементов власти в национальных или политических целях делом величайшей трудности. Правда, народные советы, о которых я уже говорил, исходя из чувства настоятельной необходимости, не однажды наделяются чрезвычайной властью, но идея о том, что эта власть может быть делегирована какой-нибудь группе лиц или будет использована в течение какого-то особого периода или для определенной цели, в настоящий момент не может быть принята ими.

За год до нашего прибытия сюда по рекомендации одного английского джентльмена, который имел связи с их послом в Константинополе, двенадцать самых авторитетных тамад, или старейший, образовали из себя постоянную администрацию в Цемезе, однако, обнаружив, что вместо всеобщего уважения и послушания они быстро стали объектами насмешек всей страны, и боясь, что такое присвоение чрезвычайной власти может угрожать ВЛИЯНИЮ, каковым они действительно пользовались среди своих соплеменников, они за несколько месяцев до нашего прибытия распустили этот парламент и разбежались по своим деревушкам. Этот эксперимент больше не повторялся, и его провал, несомненно, во многом повлиял на то, чтобы они решили не повторять его.

Названное учреждение должно также заполняться столь уважаемыми лицами, и помимо того, что работа в нем неблагодарна, она также не должна быть оплачиваема совершенно, поскольку при сборе налогов оно непременно встретит сопротивление со стороны привычек и чувств народа и при полном отсутствии денежного обращения это дело станет практически неосуществимым. Сбор налогов натурой, хотя и производится некоторыми племенами для общественных или судебных целей, боюсь, непригоден для общественных служб или, скорее, у них не найдется такой авторитетной личности, которая осмелится потребовать такой налог. Подобные же причины могут воспрепятствовать учреждению постоянной армии, не говоря уже об от-вращении вооруженного народа в оплате ее.