Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Относительно нынешней торговли этой страны и ее будущих возможностей я полагаю, что первое значительно, а второе — необъятно. Но это предмет, который не может быть легко отброшен, и потому я вернусь к нему в другой главе. Однако размах, с каким может осуществляться здесь наша торговля, никоим образом не подвергает этот принцип опасности; если мы откажемся от этого, то репутация, влияние и все, чем они владеют, включая и торговлю, откажутся от нас.

Оставив позади себя вершины гор с бескрайним видом на море и его побережье, мы еще раз увидели вдали приютившую нас долину. Дом нашего хозяина в эту ночь, богатого токава, находился на ее склоне. Он собственными руками сжег месяц назад при приближении русских хижины, которые когда-то построил в центре долины. Он уже освоился на новом месте, где обычные запасы леса и воды унесли прочь его печаль; его гарем, службы, овчарни и склады зерна были уже построены заново с помощью соседей. Дом для гостей был еще не совсем закончен — его еще нужно было обмазать внутри и снаружи глиной, а пока он был похож на прямоугольную клетку из плетня; все же он хорошо подходил в качестве летнего дома. Бодрое рвение, с каким все хозяйство начало хлопотать о нашем устройстве, устилая пол свежими листьями (для изгнания блох) и покрывая сверху циновками (которые они делают превосходно и продают в Турцию), подушками и кушетками, с избытком возместили все, чего нам не хватало. И невозможно не похвалить банкет, который был устроен для нас.

Утром мы продолжили наше путешествие на восток по рекам, опускаясь на дно темных ущелий и, наконец, снова поднялись на холмы. Но теперь пункт, с которого мы увидели море, находился в нескольких лигах к северо-востоку от вчерашнего. Залив Пшат был полностью, а порт Геленджик частично скрыты от нашего взора. Залив Цемез лежал под нами, а долина с тем же названием, где мы теперь должны были остановиться, простиралась далеко вправо. Надеюсь, меня извинят за столь краткое описание пейзажа. Пребывание в Цемезе в течение нескольких месяцев, в ходе которых мы хорошо поняли надежды и страхи местных жителей и втянулись в их домашние дела, часто посиживали у их очагов, на их праздниках и советах, навсегда запечатлело все эти черты в моей памяти. Имея 8 миль в длину и 2 в ширину, эта долина была разделена лесом могучих деревьев; река, давшая ей свое название, поглощалась болотом, поросшим блестящей растительностью, но его испарения никак не способствовали укреплению здоровья местных жителей.

Поэтому этот участок был почти необитаем, и в самом центре огромных поросших мхом каменных пирамид, которые можно обнаружить в глухих местах, предрассудок прячет свои легенды о сокровищах,

охраняемых дьяволом. Но выше по долине, где течение реки было чистым и не имело помех, лес повсюду уступал место обработанным земельным участкам, открывая вдали на залитых солнцем полянах пастбища и зерновые поля и выдавая курившимся над ними дымом домашний оазис на его дне. Однако главным образом в ущельях, проникавших в самое сердце гор, находились жилища наших друзей. Укрепленная таким образом этими могучими бастионами со всех сторон, с которых можно было увидеть сразу Анапу, Кубань и воды Эвксина, долина Цемез, находясь в самом центре русских кордонов, войск и флота, представляла взору спокойную картину, маленькую прелестную Аркадию с ничем не тревожимым чувством безопасности, кроме находившейся вдали крепости Александрийской. Но какой бы она ни показалась иностранцу, цемезцы давно уже утратили страх перед этим пугалом, которое не было для них даже бельмом, поскольку с большей части долины она не видна.

Во время нашего пребывания там у нас ни разу не возникло опасения подвергнуться нападению из Добы или Анапы, которая находилась за перевалом и содержала гарнизон, превосходивший нас численностью по крайней мере в десять раз. Однако в прошлом году Вильяминов после неудачного похода на Вестагой спустился со своей 12-тысячной армией через ущелье Чогатлос в Цемез и продержался, сколько мог, в центре этой долины. Потеряв большое число солдат, причем нанесенный им самим ущерб был очень незначительным, он ушел тем же путем, каким пришел.