Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Эти трубы такие большие, что чуть ли не в каждой из них устроили себе гнезда ласточки, откуда, недосягаемые для огня снизу, они наполняют помещение своим неумолчным щебетанием. Дымоходы сделаны из того же материала, что и стены; несомненно, вся техника строительства, включая ульи и туалеты, представляет собой плетеные изделия. Насколько быстро они сгорают, настолько же быстро и восстанавливаются с помощью друзей, которые никогда не отказываются подать руку помощи в подобных случаях, с такими соседями, как русские, возможно, хорошо, что архитектура здесь не намного продвинулась вперед в своем развитии. При подобных обстоятельствах человек испытывает меньше нежелания покинуть и сжечь своими же руками, в случае необходимости, свое жилище, охрана которого в более цивилизованных странах, как правило, требует принести в жертву свободу.

Немного времени спустя после того, как мы сели, хозяин поднес мне огромный кубок с напитком, который татары называют «буза» (по-черкесски «суат»); это смесь из перебродивших зерен проса и меда, густая и прозрачная и, на мой вкус, очень отвратительная, хотя я и пил ее из уважения к угощавшему, который внимательно наблюдал за мной, чтобы я не уклонялся, и за весь вечер обновил мою чашу по крайней мере раз десять.

Обед, а точнее ужин, когда в основном они и едят, был подан после захода солнца. Он состоял из ряда блюд, подаваемых одно за другим на круглых треногих столиках размером со складную табуретку. Для нас зарезали барана; баранину подали на большой лепешке из проса вместо подноса — ей, мягкой и влажной, можно было придавать нужную форму; в центре ее — большое углубление, содержащее соус или подлив у, огражденное круглым валиком, который сам обложен бараниной или говядиной.

Хаджи и я набросились на эти «фортификации»; для этого черкесы дали нам небольшие ножи, которые они всегда носят с собой в дополнение к своим кинжалам на поясе. Кинжалы никогда не используются за столом, а ножи предназначаются для двух целей: резания живности и очистки голов и срезания рогов. После мяса подали бульон в деревянных чашах или, скорее, резервуарах огромных размеров; его поверхность была заморожена как Северный Ледовитый океан, однако не льдом, а жиром, по, опустив, подражая моему Хаджи, ложку (в скобках, справедливости ради, я должен возразить тем моим друзьям, которые утверждают, что они запускали туда свои руки) ловко в жидкость под жиром, я понял, что смогу отправить ее в рот в приемлемо чистом виде.

Последовавшие затем блюда состояли в основном из кондитерских изделий, каймака или крема, пирога с сыром, отбивного мяса в виноградных листьях и, наконец, большой чаши йогурта, или кислого молока, которое завершает, как плов в Турции, неизменно всю трапезу. Я был удивлен вначале, не увидев на столе овощей, но позже узнал, что хотя их огромное множество самых разнообразных видов, черкесы редко или никогда не едят их.

Уроженец этой страны на обеде с Шодра-пашой, в Албании, отказывался есть овощи вместе с турками (кстати, добавлю, что турки любят зелень настолько, насколько черкесы ее не любят, и готовят из нее прекрасные блюда, а в конкретных случаях — главные блюда за обедом); его несколько раз попросили отведать их. Тогда он, наконец, с большой простотой сказал паше, что в Черкесии никто, кроме животных, не питается зеленью.