Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00
Черкесские князья. Изд. Г. Колбён. Лондон, 1840 г.

Черкесские князья. Изд. Г. Колбён. Лондон, 1840 г.

Вследствие отсутствия таких условий в Задуге (Бжедугии.- Пер.) и Данигоке (? — Пер.) — провинциях, расположенных на плоскости,- можно найти большие деревни, что составляет их несчастье в том смысле, что они пребывают в большой тревоге из-за присутствия русских войск, которые могут обрушиться на это множество жертв «одним беспощадным ударом».

Нас встретил и приветствовал сам патриарх этой деревушки, которому обязанности гостеприимства, казалось, придали новой жизни и духа. Действительно, очень приятно было видеть, как он суетится под бременем своих восьмидесяти лет, как бы освобождаясь от них. В этом кунаке жили бедные люди, как нам сказали, хотя нам поднесли вместительную чашу бузы; не меньшая емкость была резервуаром для бульона или вареной баранины, нарезанной и уложенной огромными кусками па укрепление из упомянутой ранее пасты, как бы желая приветствовать наш визит. Но война и военные слухи занимали в основном теперь внимание всего народа.

Сочтя условия подходящими, Вильяминов во главе 10 000 солдат, объединив свои передвижения с морским десантом, переправился через Кубань и уже имел стычки с черкесами. Беглецы со сцены действий, рассеявшиеся за ночь по соседним деревушкам, теперь метались от одной к другой, и нетерпеливые вопросы, разные и смущенные ответы, как бывает в таких случаях, слышались со всех сторон. Печальные звуки «Вай, ван, вай!», произносимые стоящим на коленях любимым вождем в одном углу, смешиваются с бодрыми криками «Хай, хай!» более удачливого в другом радующегося человека.

Русские, как сообщалось, привели с собой колонистов, чтобы поселить их в окрестностях Абуна, так же, как они поступили в Анапе, и эта новость казалась вполне правдоподобной. «Грязные неверные,- сказал Хаджи,- обрушились на нас смешанной толпой — сами, их семьи и их свиньи. Аллах! Аллах! Аллах!»

Решив присоединиться к мистеру Беллу и вождям Аденкума в этот же день, мы поднялись рано утром и нашли всю деревню в суете; некоторые готовились сопровождать пас в меджлис, или народную ассамблею, другие «носились с воинственным криком». Пока мы еще находились там, группа последних в 12 человек, из них некоторые были в возрасте не более 14—15 лет, вошли во двор, где они взяли на ремень и сложили свои ружья точно в такой же манере, какую мы видим у отряда странствующих косарей, складывающих на землю свои косы в Англии, Их урожай был другого свойства, и их решительный облик обещал, что их 4-5 зарядов пороха (поскольку запас во многих их «хазирах» был не больше), которые они пронесли много миль, чтобы бороться против врага, будут потрачены с очень хорошей пользой.

У меня теперь начало складываться более ясное представление об этой войне, которая в течение нескольких лет совершенно изменила свой характер. Прежде, ограниченная пограничной враждебностью между черкесами и черноморскими казаками, она состояла в стычках кавалерии па плоскости, в которой последние, будучи хуже оснащены и вооружены и менее опытны, чем их противники, имели столь неграмотное управление, что их ряды очень сильно поредели, вследствие чего они были в большей степени деморализованы и ослаблены духом, чем первые, которые презирали их, могли вступать с ними в открытый бой и бить их отряды в самых неблагоприятных для себя обстоятельствах.