Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Со временем Россия приняла другую систему. Оставив черноморцев действовать в обороне и защищать цепь постов на Кубани, включая в состав своей армии не более 1000 человек из них для прикрытия флангов, она впредь стала воевать с помощью артиллерии и пехоты, и черкесы, после многих попыток разбить русские каре, в которых лучшие и храбрейшие воины становились жертвой собственной безумной отваги и презрения к врагу, начали, в свою очередь, менять свое мнение о них и тактику. При подходе русских часть из них поджигала свои дома и торопливо уходила со своими семьями и скотом в горы, а другие, собравшись со всех сторон по первому выстрелу из ружья, кружили вокруг них летучими отрядами и поражали их спереди, с тыла, с флангов, когда позволяли местность и случай. Против такого способа раздражения, особенно в ущельях, лекарства не было. И сам Вельяминов откровенно говорил об этом некоторым местным жителям в ходе переговоров с ними.

«Встретьтесь с нами открыто,- говорил генерал,- и мы будем бить вас в любом количестве, но ныне, после того, как вы извели нас, как оводы, когда мы ищем вас, чтобы встретиться, вас уже невозможно отыскать,- говорил он, смеясь, и, подбросив горсть пороха в воздух, добавил: — Как эти крупинки в траве».

Однако в московитском способе ведения войны появилось одно новшество, которое, я думаю, они (черкесы) никак не одобрят, и это — крупная картечь. Ее эффект они описывают как нечто ужасное, и тот, кто не видел этого, не сможет составить представление о нем.

Их пушки, «а на сена сиктим!», вместо того, чтобы выстрелить, как обычно, одним снарядом, который со свистом пролетает над нашими головами и благодаря Провидению находит себе цель где-нибудь в горах, теперь извергают каждая из них по крайней мере 10 000 пуль, которые рвут на части и разбивают вдребезги все вокруг нас, как град. Под таким ливнем нам глупо было бы держаться вместе, и мы дробим наши силы, насколько это возможно. «Теперь, когда у нас будет возможность использовать против них пушку,- добавил старый воин, глядя очень лукаво,- их батальоны будут в состоянии держать свои ряды в порядке не больше, чем мы, и когда они рассеются, наша кавалерия сможет поиграть с ними, черт по-бери, как прежде».

Теперь курьеры прибывали один за другим, и мне была доставлена записка от мистера Белла, в которой сообщалось, что собрание вождей с нетерпением ожидает моего прибытия в Аденкум. И если бы я не уговорил наш отряд двигаться быстрее, чем полный достоинства шаг, предписываемый обычаем, мы соответственно прошли бы кружным путем Шипса-гур, со столь значительной неторопливостью, как если бы у нас не было никаких важных дел, а русские — не в сотне миль от нас. Вскоре, однако, мы получили убедительные и слышимые доказательства противоположного, поскольку как только мы отошли от реки и пересекли гряду направо, шум стычки объявил, что мы приближаемся к месту ее действий, я хотя горы возвышались вокруг нас и деревья раскачивали ветвями в самом спокойном величии, тем не менее шум с каждым мгновением становился все громче и грознее, по совершенно непонятно откуда — снизу, сверху или сбоку.

Между тем я заметил некоторые изменения в порядке следования нашего отряда, и один или два человека, которые шли впереди нас, как львы, теперь стали передвигаться очень медленно позади нас. Среди них был и мои болтливый Хаджи, который казалось, дал передохнуть языку и включил в дело глаза, которые теперь деловито оглядывали все вокруг него слева и справа с величайшим вниманием. Звуки стычки становились действительно возбуждающими и сообщили мне четкий образ работы смерти, как если бы я видел ее собственными глазами. Рассеянный и короткий огонь велся, несомненно, из ружей черкесов, тогда как грохочущий залп мушкетов, тяжелый грохот, сопровождавший залповые выстрелы картечи, столь характерный для них и который в этих горных ущельях отдавался с ужасным звуком, делали ясным, что это голос русского и европейского оружия.