Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Глубоко тронутый чувствами этого храброго и патриотичного вождя, я не смог удержаться от порыва, который привел к тому, что я тут же предложил им две или три тонны свинца, который я привез для продажи и расходы за который мистер Белл обещал разделить со мной. Сообщение о подарке вызвало бурю аплодисментов и было воспринято как вполне естественное дело. Хаджи-Оли поблагодарил нас от имени остальных в манере, которая показалась мне весьма необычной. «Они весьма обязаны вам,- сказал он, — этим своевременным даром свинца; несколько бочонков пороха в качестве приложения значительно подняли бы его ценность; тем не менее они весьма благодарны и за то, что получили».

Вслед за этим кольцо совета разомкнулось, и, когда мы возвращались в паши апартаменты, наши руки пожимались с великим выражением сердечности вождями и почтенными тамадами. Этот дружеский способ выражения благодарности здесь такой же, как в Англии, за исключением того, что они только пожимают, а не трясут друг другу руки. Множество людей стеклось к соседней роще, где письма, доставленные Ногай-Исмаилом, были публично прочитаны, хотя из этого могли проистечь кое-какие неприятности, они все же не допускают секретов в управлении их делами; никто не имеет права быть более осведомленным в отношении их, чем их соседи.

По сцене, которую я только что описал, можно составить определенное мнение о природе этих ассамблей, на которых, я хотел бы добавить, преобладает величайший порядок и этикет. Суматоха или неистовство твердо пресекаются, и их фраза, которой они обозначают красноречие — «татлу диль» (сладкий язык) — означает, что они отдают предпочтение убедительному, а пе крикливому стилю. Каждый, как я уже сказал, имеет право, если пожелает, обратиться к ассамблее, но это то право, которым желают воспользоваться очень немногие. Замечательно смеренное поведение молодежи в присутствии старших, поскольку личный опыт должен иметь в подобных странах больший вес, чем беглое чтение и знание, которые могут использоваться в качестве его замещения. Редко бывает, чтобы кто-нибудь моложе сорока лет вмешивался в эти дебаты, и только при достаточном количестве седых волос в бороде, означающих зрелый ум тамады или старейшины, оратор может располагать вниманием к себе. Если вдруг объявится какой-нибудь выскочка, который любит слушать только свои речи, а не других, то у них есть свой исключительный способ заставить его умолкнуть: они не кричат как петухи и не ревут, как некоторые скоты в более цивилизованных ассамблеях, по прибегают к методу, для которого форма и обширность их палаты заседаний особенно подходят.

Несчастный оратор в таких случаях вдруг обнаруживает, что его слушают лишь находящиеся поблизости деревья и кусты; круг, к которому он обращался, вдруг растворился и вновь образовался вне пределов слышимости его речи, и там уже слушают кого-то другого, кто имеет больше прав на всеобщее внимание. Исключая подобные случаи, наиболее отличительными свойствами этих ассамблей являются терпение, умеренность и спокойствие, и для решения менее значительных местных дел, как я заметил, возвращаясь с вечерней прогулки, совет сидел по-прежнему кольцом на том же самом месте под тем же деревом, под которым я оставил его утром. День за днем они будут возобновлять свое совещание, пока лица, чье мнение они уважают, не выскажутся в течение не-скольких часов подряд, но главное, что продлевает эти заседания,- эта необходимость достижения единодушия; первостепенность важности вопроса не является достаточным основанием для решения его; если нет всеобщего согласия, то они расходятся вообще без какого-либо решения, и никто не будет поколеблен мнениями, с которыми он не согласен.