Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Женские украшения работы черкесских мастеров

Женские украшения работы черкесских мастеров


Его вмешательство в нашу пользу на меджлисе было обусловлено частично его верой в то, что мы действительно были теми, кем мы представлялись, я частично с целью поддержать свой авторитет, выставив нас вперед в поддержку его изменчивой политики с тем же самым эффектом, какой бывал в случае с арабским текстом, мощного и впечатляющего вследствие полного непонимания ими оного. Были сделаны таинственные намеки на то, что мы являемся агентами султана Махмуда, и смесь благоговения, подозрительности, любезности и алчнос-ти, которой отныне окружила нас толпа, не осознающая в то же время ее причин, была совершенно ошеломляющей и забавной для нас. У главные вождей племени Чинаку, как бы хорошо они не отнеслись к нам, все же осталось недоверие к нам, поскольку мы не принесли никаких верительных грамот от мистера Уркхарта (этот джентльмен отказался, чтобы не скомпрометировать себя в своей официальной должности, обеспечить нас ими), и было решено, что если уж мы не можем сделать для них что-нибудь полезное, то и вреда должны принести как можно меньше, вследствие чего нас взяли под строгое наблюдение и в качестве кунак-бея к нам приставили старого вождя первенствующего племени, опытного и дружелюбного аргуса по имени Кери-Оглу-Шамиз-бей.


 

ГЛАВА 7

Послания лорда Понсонби черкесам. Переговоры с русским генералом. Документ от генерала. Кровная месть. Депутация от

абазехов.

Вечером нас в наших апартаментах посетил судья. Он явился очень воодушевленный, поскольку сообщения, полученные от Сефер-бея, наполнили его ликованием, которое по объяснении его смысла распространилось и па нас. «Отныне,- воскликнул он,- мы являемся подданными английского короля, как и вы; мы находимся под его покровительством; он наш кунак — мы его рабы; мы подчинимся ему безоговорочно, пусть он командует нами, как пожелает, иначе,- добавил он, смеясь и глядя на наши панталоны,- пусть и он наденет такие глупые шальвары». (Наши панталоны, отличаясь от черкесских более узким объемом выше колен, считались ими проявлением очень плохого вкуса. Они говорили, что мы можем превзойти их во всех других искусствах — изготовлении оружия, кораблестроения и т. д., по мы не можем прилично сшить пару брюк.) Затем он сообщил нам содержание известия, переданного Сефер-бею через мистера Керра, британского консула в Адрианополе, от посла в Константинополе, который научил его написать им следующее. Они должны послать знамя перемирия русскому генералу, требуя немедленного прекращения враждебных действий и предлагая условия мира на будущее. Со своей стороны, они должны воздерживаться от любых нападений на русскую территорию и с этого времени признавать Кубань межгосударственной границей, а русские, в свою очередь, должны уйти назад за реку и снести крепости, построенные ими в Черкесии. Для соблюдения этих условий они могут предложить русским гарантии Англии. Эти предложения следует сделать трижды, и если они будут отвергнуты генералом, то об этом следует немедленно сообщить послу в Константинополе.

Переговоры между русскими и черкесами. (По гравюре из книги Д.С. Белля "Дневник 1837, 1838 и 1839 гг." Лондон, 1840)

Переговоры между русскими и черкесами. (По гравюре из книги Д.С. Белля «Дневник 1837, 1838 и 1839 гг.» Лондон, 1840)


Таково было содержание писем Сефер-бея, которые мы не могли не признать крайне важными, и поздравили себя с тем, что мы стали свидетелями открытия связей между Англией и Черкесией — дело, на наш взгляд, не только чреватое важнейшими последствиями для кавказских племен, но и влияющие на судьбы всего Востока и благоденствие всего человечества.