Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Черкесы были разочарованы тем, что дело окончилось таким пустяком, и, возможно, чтобы снова не подвергнуть себя насмешкам или показать свое пренебрежение генералу Вильяминову и его армии, они вместо того, чтобы послать по этому делу своих вождей или старейшин, выбрали троих деликанов, на чье благоразумие они могли положиться, предупредив их, чтобы они воздерживались там от вина, которое, как они познали на собственном опыте, является в руках рыжего генерала ключом к их самым секретным замыслам. «Сари», или «курмизн» (рыжий), было фамильярным добавлением, или ярлыком, которым они наградили генерала Вильяминова из-за цвета его волос, в той же манере, в какой они называют своих собственных героев: одного они называют «топал» (хромой), другого «камбур» (горбун) и т. д.

Одно время генерал, едва более известный своим собственным войскам, чем черкесам, которые, соответственно их пониманию способов ведения войны, допускали, как в гомеровские времена, обмен любезностями так же, как ударами, никогда не возражал против каких-либо встреч с ними. И на собственном опыте они убедились, что русский генерал всегда может перехитрить их, и убеждённые, что какими бы хитрыми ни были они сами, они получили в Абазе «даха шайтап» — дьяволов, общающихся с более, чем они, умными существами; все же, благодаря, возможно, разногласиям, которые первый извлек из их благодушия, результатом стало то, что какие бы отдельные личности ни извлекли пользу из них, народ не извлекал из этих встреч никакой пользы. Вследствие этого тамады благоразумно прекратили их и запретили любые связи с врагом, за исключением того, что было особо разрешено советом. Предводителем вестников по этому делу был избран красивый молодой торговец, который проявлял много внимания и любезности к мистеру Беллу. Кроме купеческих дел он, несомненно, занимался и военным делом. Оно в этой стране едва ли может рассматриваться как особая профессия, и им занимается здесь каждый свободный человек как для удовольствия, так и без него. Пожав нам руки в знак преданности, они выступили в направлении штаб- квартиры русского генерала, надеясь найти его в Геленджике.

Два дня, через которые они должны были вернуться, были проведены в обсуждении домашних дел. В одной стороне можно было увидеть кольцо совета, занятого спокойной дискуссией; в другой — деликаны энергично занимались спортом. Главное в последнем — это скачки, или скорее преследование, когда один всадник преследуется несколькими другими на полном скаку, от которых он пытается уйти благодаря не только скорости своей лошади, но и своей ловкости в увертках, переворотах и используя неровности почвы. Чтобы показать свое умение в стрельбе, они пользуются обычно сошкой для ружья или па полном галопе стреляют в колпак, лежащий на земле, причем достают свои ружья из чехлов всего за несколько метров до цели, а эти войлочные чехлы находятся у них на спине; такое же искусство они представляют и с пистолетами. Стрельба из лука, хотя и не в такой моде, как стрельба из ружья, тоже имеет своих поклонников. Они привязывают мнщепи к столбам высотой примерно в 50 ярдов (1 ярд — ок. 90 см.- Пер,) и стреляют в них также сидя в седле, разворачивая свой корпус назад, чтобы поразить цель сразу же после того, как она пройдена. К этим упражнениям они добавляют борьбу и бросание огромных камней. Таковы гимнастические упражнения Кавказа, где соревнование замещает инструкторов, где превосходства добиваются только для восхищения и уважения, и где единственным наказанием низости является презрение.