Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Это было как раз в то время, когда русские, планируя строительство военной дороги от Кубани до Геленджика, страстно желали получить картографический план горного прохода, через который должна была проходить эта дорога. С этой целью они прибегли к помощи Тауша, их агента-немца, который после того, как его изгнали из Пшата, о чем я прежде упоминал, поддерживал тайные связи с некоторыми из вождей и теперь в сговоре с братом Бесина решил провести русских инженеров, одетых по-черкесски, через ту часть их страны, которую те хотели исследовать. Ночью они проникли в дом некоего аббата и под его предводительством провели их следующей ночью к Геленджику; но труды конспираторов не остались незамеченными. Недремлющее око постоянно следило за всеми их действиями, и задолго до того, как они достигли надёжных стен своей крепости, вся страна была уже разбужена и каждый проход в горах перекрыт. Тем не менее беглецы оказались в безопасности: они нашли хлеб и соль под крышей одного черкеса, и он и его племя стали ответственными за их жизни: несмотря па их презрение к шпиону или к русскому, жизнь последних становится для них священной, как только они окажутся гостями в их доме. Преследование оказалось бесплодным. Но была еще другая игра, которую Амирз не мог бы оставить даже ради тысячи русских, и он поспешил силой вражеских ружей обложить дом Бесина, где нашел себе убежище презренный брат вождя.

Бесин собрал свое племя, и когда токавы с Амирзом во главе появились в его долине, то обнаружили аббатов, уже собравшихся и готовых отстоять права, которые законы и обычаи гор предписывают защищать в подобных случаях. Они потребовали для своего соплеменника судебного разбирательства в присутствии судей их земли, и в случае, если он будет признан виновным, предоставить им право самим наказать его. Но токавы, справедливо сильно рассерженные, были глухи к их увещаниям. Амирз, их оратор, неумолимо возразил: «Если вы поймали волка в вашей овчарне, требуете ли вы суда? Ваш родич привел в нашу страну русских; если вы сами не участвовали в этом преступлении, то передайте предателя в наши руки, и пусть справедливость восторжествует; родившая его земля выбросит его из своего лона в море, которое и должно быть его могилой». Эта сентенция была подтверждена тысячей голосов, кричащих: «Амин! Амип! В море его вместе с ним! В море!» Но аббаты, а в особенности Бесин, уже привыкли оказывать большое влияние в советах, и теперь было бы достаточно затянуть споры до вечера, когда согласно обычаю они были бы отложены до утра под личную ответственность Бесина по охране его брата. Это поручительство было нарушено, и его брат, получивший возможность бежать, уже переплыл Кубань на быстрейшем жеребце из своей конюшни, когда Бесин предстал на следующее утро перед судом вместо своего брата.

Их гнев воспламенился теперь до высшей степе- пи, и остатки былого уважения к нему уступили место грубости и оскорблению. Он был объявлен соучастником преступления его брата и заключён под стражу в своем собственном доме до сбора народного совета для суда над ним, Охрана этого пленника была поручена Амирзу, который принял это поручение с величайшей готовностью, и, когда толпа ушла, уведя с собой остальных аббатов, должно быть, пленник с мрачнейшими предчувствиями увидел себя и свою семью в уединенной и замкнутой лощине, в руках своего смертельного врага и нескольких его приятелей, выбранных им из своего племени.