Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Во мраке утра, когда стало возможно что-то рассмотреть в этой схватке, этот неуязвимый витязь (и он, и его лошадь были, очевидно, сверхъестественных размеров) был замечен скачущим по полю, сея вокруг себя смерть. Поэтому сопротивление почти прекратилось, и победа сразу оказалась на стороне чер-номорцев. Скот стал их неоспоримой собственностью; они буквально вырвали его из зубов ослабевших и парализованных черкесов, когда вдруг Джан-булат, не в силах вынести эту неслыханную смесь потери и позора, выхватил свою саблю и «каму» и воскликнул: «Если это не поразит тебя, беслеме (питомец дьявола), то поразит это! (Т. е. либо сабля, либо кинжал.- Пер.) Бисмаллах!» — и бросился в схватку.

Меч его волшебного противника, когда опускался, попал в кольчугу на руке черкеса, который, тут же, схватив его, погрузил свой кинжал в сердце врага. С падением предводителя рухнули все надежды и храбрость черноморцев, и боевой клич черкесов вознесся с оглушающей пронзительностью со всех сторон этой местности, когда они разбили черноморцев и обратили их в бегство. Преследование было жарким, трупы были разбросаны но всей дороге до Кубани, которую немногим из бегущих в этот день суждено было переплыть».

Заседания совета продолжались четыре или пять дней, в течение которых мы постоянно меняли нашу резиденцию, поднимаясь вверх по покрытым зеленью местностям по течению Аденкума. Столь большое скопление народа на одном клочке земли было неизбежным тяжелым бременем для всех тех, кто их принимал, из-за отсутствия каких-либо общественных фондов для подобных целей, поэтому не удивляйтесь, что они искали способы облегчить это бремя, перемещаясь с места на место с такой частотой, какую позволяла им поддержка отдельных лиц.

Страна, по которой мы шли, была чрезвычайно плодородна, а когда мы оказались в горах, то и очень живописной. Она вся пересечена оградами, часть которых сделана из живой изгороди, а часть из тесно переплетенных стволов и ветвей деревьев; общий ее облик, так же, как и качество почвы, богатой черноземом, покрытой прекраснейшей зеленой растительностью, и вообще вся местность между горами и плоскостью удивительно похожа на Англию. Ограды являются здесь единственным документом на право владения землей; если их уничтожить, земля переходит в общественный фонд и может быть исполь-зована на тех же условиях любым, кто пожелает обрабатывать ее. Черкесы не могут понять, как кто-то может предъявить исключительные права на землю, помимо непосредственного ее использования; у них все принадлежит обществу — земля и воздух, огонь и вода, с тех пор, как топливо стало возможным добывать в любом количестве с помощью рубки деревьев. Богатство здесь состоит в руках, занятых обработкой земли, в скоте и в том, что уже накоплено.

Их представления относительно этого явно указывают на их кочевническое происхождение. Правда, у них вместо палаток дома, но они простейшей конструкции и все одинаковые, простые клетки из плетня, обмазанные глиной,- те же образец и материалы, которые использовались в течение веков — доказательство, если оно нужно, того, что их жильцы редко живут долго вместе на одном месте, поскольку в таком случае они могли бы их улучшить. Во всех домах, в которых мы побывали, нас принимали с одинаковым вежливым гостеприимным обхождением. Правда, мы делали подарки, но, как нам сказали, они не были необходимы, и мы ввели среди них плохой обычай, делая их. С другой стороны, и они редко отказывались от них, а в нескольких случаях их настойчиво выпрашивали. В частности, нашлась такая личность, чьи низость и убожество были весьма отвратительны для нас; это был Калабут-Оглу-Хатукай-бей, недостойный член племени чинаку.