Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Здесь я впервые официально посетил гарем и имел в нем беседу» по как только разговор сделался занимательным, старый Марпло, нарушив все законы и установления, относящиеся к подобным случаям, сунул свою голову в комнату и сказал, что я нахожусь здесь слишком долго. С этого времени на наше общение был наложен запрет, однако девушка сама обходила его, и мы много раз видели ее гуляющей по соседней плантации, вероятно, в поисках скота, и тогда ее грациозная фигурка, заплетенные косы и отделанный серебром лиф, не говоря уже о ее чарующей улыбке, переносили нас в сказочную страну. Поведение ее отца в подобных случаях было не только жестоким, но совершенно не имеющим оправдания, поскольку он не имел права накладывать какие-либо ограничения па свою дочь. Девушки в Черкесии пользуются в своем поведении большой свободой, которая больше нигде не известна; они могут не только разговаривать и танцевать с противоположным полом, но если им хочется, они простирают свои льстивые речи до такой степени, которая иностранцу кажется сколь приятной, столь же ошеломляющей. Гуашемаф, однако, была девушкой с характером и достойно отражала это вторжение в ее привилегии, давая нам понять, что она готова бежать из-под отцовской крыши с любым из нас в Стамбул.

Весь этот флирт, составляющий столь большой контраст с запретами, установленными между полами 8 Турции, был для приходящих оттуда купцов, особенно для деликанов (грязнокровных) новым и привлекательным явлением. Один из них, наш приятель Хафиз, сравнил его с простотой наших прародителей накануне их грехопадения, но, боюсь, его личный опыт был очень незначительным, его рай не был таким невинным, как он его себе представлял, а розы там не росли без неизбежных шипов. Несомненно, многие сочтут глупо устроенным рай, где им запрещено заниматься тем, что приносит им Борьбу с Амариллис в тени, Или с запутанными волосами Нереи.

Даря им подарки, трудно от них отделаться. Когда же запасы истощаются, вы можете удалиться, когда пожелаете.

Я встретил пример такого обращения в лице несчастного полоумного деревенского парня из Лазоистана по имени Хусейн, который поведал долгую и печальную историю, «вздыхая, как гори» о своих товарах и своей возлюбленной. За год до этого он привез большой груз в Цемез и разместил его в доме одного старого узденя, у которого, как и у нашего нынешнего кунак-бея, была очень хорошенькая дочь. Ее чары очень быстро поработили молодого торговца — она полностью захватила его в плен. Будь он умным человеком, он мог бы в таких обстоятельствах, чтобы укоротить свои ухаживания, заплатить за нее и жениться на ней, однако оказалось, что долгое ухаживание более соответствует вкусам сей дамочки, которая ухитрилась растянуть его до того времени, когда его запасы чивитов, аладжей и прочего были столь истощены в ухаживаниях за нею, что ничего не осталось, чтобы удовлетворить (а это было важнее) требования ее отца. Так и остался несчастный Хусейн без любовницы и товаров. У него не было даже денег для оплаты обратного проезда в Турцию. Поэтому я разрешил ему бесплатный проезд на моем корабле, и его горькие инвективы против прекрасного пола вообще и нимф Черкесии в частности услаждали меня в течение всего путешествия.

В долине, где мы расположились, в уединении жил один человек, которого называли султаном, но, хотя этот ранг высший в Черкесии и обеспечивал ему определенные знаки уважения, его, из-за низости его характера и подозрений в измене после двух лет пребывания в России, все презирали — он был нулем в совете и на поле брани. Однако, поскольку он был нашим соседом во время нашего пребывания в Абун-Баши, мы подружились с ним. Он много рассказывал о своей семье, которая происходила, по его словам, от той же ветви, от которой происходит сам султан Махмуд. Говоря очень мало о самом себе, он пространно рассказывал о своем отце, султане по сравнению с ним, который, если верить всему рассказанному, был замечательным человеком: ему ничего не стоило в одиночку голыми руками преградить путь целой армии или перелететь па лошади через Кубань. При третьем посещении он принес нам нечто вроде молотка, насаженного па длинную ручку; он уверял нас, что это тот самый молоток, которым его отец, султан по сравнению с ним, перебил своих врагов и который он теперь благородно предложил мистеру Беллу в качестве подарка.