Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Редко случается, чтобы решение суда не признавалось, хотя из-за неясности дела или бедности общества они могут отложить его исполнение. В таком случае предпринимаются все меры к ускорению соглашения — рушатся заборы, скот и рабы похищаются и т. д.; если подобные меры не оказывают нужного воздействия, то обращаются к более явному и решительному насилию — разбивают головы, наносят раны, по все это — с учетом конечного итога, и так, чтобы оставить баланс несправедливости на стороне противника.

Таковы общества Черкесии, созданные, несомненно, не для военных или политических, но и общественных и справедливых целей. В этом плане они совершенно отличаются от кланов и племен других горных областей, которые, живя вместе под руководством одного вождя, являются лишь инструментом осуществления его амбиций, тогда как члены различных черкесских обществ живут отдельно друг от друга и не признают никаких вождей.

Когда они собираются вместе, чтобы выступить в поход или на грабеж, то знамена, под которыми выступают разные отряды, не являются знаменами их племен, но знаменами отдельных районов или рек, где живут воины. Дворяне, вместо того, чтобы возглавить их, как представляют себе некоторые писатели, собирают свои компании, так же, как и люди свободного сословия; все оригинально отличаются друг от друга, хотя иногда и связаны клятвой. Альянсы такого рода не являются редкостью; общество дворян, называемое «чинако объединяется с могущественным обществом токавов, называемым «натко», и вследствие этого объединения оно получает власть в Натуквиче. Такой же союз заключило с токавами общество «рубле», которое некогда предоставило аббатам тот же уровень влияния в Шапсугии.

Преимущества, которыми наслаждается член богатого и сильного общества, и неудобства, при которых трудится тот, кто имеет несчастье принадлежать к бедному и слабому обществу, таковы, что никакие личные достоинства не могут нейтрализовать или пополнить их. Каждый человек знает, что в деле уплаты или получения штрафов ресурсы его общества — это его собственные ресурсы, и соответственно нм он получает уважение от своих соседей. Но это не все. В соответствии с великодушными идеями, которые вообще преобладают здесь в отношении имущества, и где едва знают что-либо о связях и границах между членами общества, любой человек может предъявить требование на все, в чем он сейчас нуждается. Например, если человеку нужна жена, а он сам слишком беден, чтобы купить ее из-за больших расходов на это дело, то общество организует для него подписку. Жены членов данного общества, как бы сильно ни привязались к ним за время совместной жизни, после смерти мужа возвращаются сделавшему подписку обществу, которое далее распоряжается ими по своему усмотрению. Это одна из многих особенностей, в которых черкесский закон отличается от законов Корана, который предоставляет каждой жене, даже если она прежде была рабыней, свободу, и она становится после смерти мужа сама себе госпожой и вольна выбирать себе другого мужа.

Во всем, что касается их законов и управления, черкесы до сих пор заботятся о своих обществах, и они ни за что не позволят исламу, как бы ни уважали его притязания, диктовать одно или ущемлять другой. Правда, они разрешают его служителям присутствовать на их трибуналах. Но кади, который председательствует или скорее призывается в качестве эксперта на судебные заседания, осуществляет очень незначительный контроль и только излагает мусульманский закон, который они принимают или отвергают в зависимости от того, насколько он соответствует их представлениям и обычаям.