Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Чтобы завершить эти беглые и несовершенные заметки, которые, боюсь, произведут неблагоприятное впечатление на английского читателя с точки зрения положения женщин в Черкесии, я хотел бы добавить, среди прочих извинительных обстоятельств, что абсолютная их зависимость редко служит помехой в деле свободного выбора супруга; при условии, что поклонник в состоянии заплатить назначенную за нее цену и соответствует ей по своему сословному положению, его просьбы редко отвергаются родителями его возлюбленной.

Наконец, независимость этого пола под защитой европейских законов, которые, конечно, англичанин не будет оспаривать, может сопровождаться ее обратными сторонами и невыгодами. Было бы отвратительно упоминать о них, если бы их отсутствие при других режимах не доказывало, как и все другие усовершенствования европейской цивилизации, что независимость этого пола не достигнута вовсе. Для несчастных жертв этой независимости, а имя им — легион, эта цивилизация виновна во всех их бедах. Они могут лишь позавидовать хотя и униженному положению женщин в Черкесии. Там каждая женщина живет под чьим-нибудь покровительством, которое, пусть она будет передана кому-нибудь или даже продана за неправильное поведение, она никогда не потеряет. Ее позор почти неизбежно распространяется и на ее покровителя, и именно это обстоятельство накладывает столь своеобразное клеймо на имя этого Пандара на всем Востоке.


 

ГЛАВА 14

Русский лагерь в Геленджике. Разведка. Залив Цемез. Подлинный отчет об обстоятельствах незаконного захвата «Виксена».

Во времени прибытия русских в Пшат, где они останавливались на три недели, там, за исключением нескольких стычек, полностью прекратились враждебные отношения. Защищенные укреплениями, которые они возвели, они проявляли небольшое желание беспокоить черкесов вторжениями внутрь их страны. Их основной ближайшей целью было воздвижение форта на морском побережье, куда тем временем доставлялись морем их военные запасы. Судя по тому, как они продвигались к выполнению этой цели, казалось, что они не осуществят ее в ближайшие два месяца, и черкесские вожди решили разгромить их, пока враг не начал свое наступление. Они собрались в значительно большем, чем обычно, количестве, и долина Пшата не могла обеспечить всех продовольствием. Жители этой долины сочли, что смогут обойтись без их помощи, и попытались с помощью оружия остановить русские отряды, искавшие фураж.

Мы предложили военному совету напасть на одну из крепостей, Геленджик или Абун, пока армия занимается строительством другой крепости на Пшате, но совет не принял это предложение. Напротив, они, казалось, намерены оставаться в спокойствии, и столь долго, сколько их не будут донимать русские. Это мирное настроение, на мой взгляд, основывалось главным образом на послании лорда Поисонби. В описанной выше манере они сделали некоторые предложения русскому генералу, и его ответ им с неблагоприятным результатом переговоров был ускорен Ногай-Исмаилом, доставившим им письмо от Сефер-бея.

Ногай был задержан неблагоприятными ветрами на берегу, и я видел его еще раз перед его отплытием. Моей целью было выяснить, если удастся, каковы были его намерения, когда он порочил нас перед своими соотечественниками. Он совсем сбросил с себя маску дружелюбия, и поэтому в духе незлопамятности, скорее как черкес, чем как христианин, понимающий мои мотивы, я предложил ему подарок при условии, что он объяснит мне основания его прежней враждебности. Он ответил мне с такой же прямотой. Автором несправедливых сообщений, которые он распространял о нас, был, как я и подозревал, уволенный переводчик мистера Уркхарта, а его собственные мотивы к тому, чтобы дать им ход, были не менее мстительные. Поскольку мистер Урдхарт мог оказаться в затруднении, чтобы понять, как он мог обидеть этого человека, я воспользовался возможностью объяснить ему это. Во время пребывания в Стамбуле на пути из Адрианополя он, как и все находившиеся там черкесы, ожидал Дауд-бея в его джали, чтобы выразить ему свое уважение. В соответствии с практикой некоторых из них — ловить большие подарки вместе с маленькими — он дал мистеру Уркхарту часть своего оружия, и в ответ получил от него два английских пистолета. Не зная их цены, которая была по меньшей мере в 10 раз больше той, которую он предполагал, он крепко обозлился на мистера Уркхарта, и, не будучи в состоянии обрушить свою злость на него, решил наказать тех, кого он счел его заместителями. Таким образом, мистер Белл и я, если бы он преуспел в своих замыслах, могли бы стать жертвами ошибочной оценки.