Рейтинг@Mail.ru

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов

Дж. А. Лонгворт. Год среди черкесов 2018-04-05T13:44:06+00:00

Среди прочих дел было решено, что мы можем провести истекающий месяц, пока русские остаются здесь, в доме нашего кунака Кери-Оглу-Шамиз-бея. Он находился в заливе Цемез (по ошибке названный на карте ”Суджук”), который стал сценой захвата «Внксепа». Мистер Белл уже побывал там до моей встречи с ним. Но перед тем, как мы оставили окрестности Пшата, мы хотели поближе взглянуть на русские укрепления и получили в сопровождение отряд деликанов во главе с Ногай-Иидар-Оглу и нашим другом Тугузом.

Ногай был старшим сыном Мехмета, о котором я уже говорил несколько раз. Во время моего первого посещения Пшата он отсутствовал и был представлен мне теперь. он был известен как один из лучших воинов Натуквича, и такая его репутация не опровергалась его личными атрибутами. Его фигура была высокая, сильная и плотная, и хотя он несколько хромал из-за раны в ноге, все же проявлял большую подвижность. У него был ястребиный взгляд и лисья борода, и, чтобы отдать ему должное, имел в своем облике черты как ястреба, так и лисицы; в то же время он был храбрым, вежливым и гостеприимным — словом, настоящий черкес.

В сопровождении указанной свиты мы слова спустились вниз по реке и после двух часов езды верхом встретились с черкесскими часовыми, которые кружили вокруг русского лагеря, чтобы никакое движение не смогло бы ускользнуть от их наблюдения. Ногай с двумя воинами на полной скорости понесся вперед, чтобы разведать передовые рубежи вражеской позиции. Его скрыла он нас часть холма, вокруг которого Пшат образовывал острый угол, поскольку он бежал к морю между двумя мысами, находившимися друг от друга на расстоянии примерно в полмили. Именно на дне этого ущелья, на морском берегу, русские окопались и возводили укрепление. Ногай, исчезнувший за возвышенностью, снова появился на ней, показывая нам рукой, чтобы мы двигались. Добравшись до того места, мы сошли с лошадей и осторожно стали спускаться в долину, пока не достигли кенотафа из огромных камней, таких, какие я уже описывал, и, припав к земле за НИМИ, МЫ увидели всю русскую линию, вытянувшуюся перед цепью пушек.

Как отличалась эта сцена от той, какая была при моей высадке здесь! Леса, полные пахнущих цветов и голосов соловьев, по тенистым тропам которых я ехал меньше месяца назад, теперь исчезли напрочь вместе с жилищами, которые они укрывали. И если безжалостное уничтожение всего, что прежде украшало эту долину, было печально для иностранца, который был сразу же покорен ее прелестью, то что должны были чувствовать те, чьи чувства с раннего детства были связаны с нею, те, кто вместо своих родных убежищ и старых деревьев, в тени которых в совете заседали их предки, увидел теперь палатки разрушителей! Эти палатки были расставлены длинными белыми рядами, а люди выстроены перед ними в одну линию перед обедом; штыки были приткнуты на случай атаки. Они стояли перед рвом и валом, ощетинившимся пушками, а сзади было море с шестью транспортными судами, стоящими на якоре на рейде. Военные корабли, не найдя безопасной стоянки, вернулись в Геленджик. Фланги их позиции были прикрыты двумя мысами, где стояли сильные передовые посты. Насколько нам удалось сосчитать, численность войска здесь достигала 18 000 человек.

Дезертиры говорили, что эта кампания стоила им уже 2000 человек. Болезни и дезертирство крепко помогли черкесам уменьшить их ряды. За пятый наблюдением через подзорную трубу, с помощью которой можно было четко видеть все, что происходит в лагере, я не заметил ухода Тугуза и удивился, увидев его поднимающимся из ложбины прямо под батареями. В сопровождении своего оруженосца он быстро взобрался па свою белую лошадь, находясь от противника почти на расстоянии мушкетного выстрела, с целью, очевидно, узнать, что московиты приготовили себе на обед. Последним, кажется, не понравилось такое вторжение. Мы услышали барабанный бой, и тотчас вся цепь солдат была уже под ружьем, но прежде, чем они смогли направить свои ружья на наглых само-званцев, те исчезли в ложбине, и солдаты не успели еще приступить к еде, когда, радуясь успеху своей шалости, которую он проделал для того, чтобы доставить нам удовольствие, Тугуз слова оказался среди нас.