Рейтинг@Mail.ru

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию 2018-04-05T13:43:09+00:00

Как вы можете предполагать, в стране, подобной этой, не существует регулярной армии, каждый мужчина в зависимости от своего собственного вкуса и финансов обеспечивает себя военным снаряжением; следовательно, в одном месте мы видим солдата, вооруженного длинным ружьем, в другом — коротким; и тысячи вместо мушкета обязаны брать копье и лук,и стрелу. Тем не менее, последнее оружие из-за природы страны и их опыта в его использовании является самым эффективным и сильно пугает русских не только из-за смертельной раны, которую неизменно наносит удар стрелы, но также из-за того, что они не могут сказать, откуда им угрожают. Несколько присутствующих вождей, действительно, было обеспечено самыми примитивными железными ружьями их собственного производства размером 3—4 ствола, сделанных в виде мушкетов, которые они носят с собой во время их партизанских вылазок на конях.

Этому новому улучшению в искусстве войны среди черкесов они обязаны советам дружественного иностранца; и если его лучше сделать и использовать, оно могло бы стать самым значительным оружием в защите их перевалов от наступления врага. Дуло покоится на 2х палках, пересекающих друг друга на вершине оружия; и, если стрелять от плеча, подобно обычному мушкету, они в состоянии поразить самую страшную цель; ибо следует помнить, черкес убого снабжен амуницией и, следовательно, никогда не стреляет без уверенности в будущей жертве.


 

ПИСЬМО 21

Новое русское поселение на Абуне.— Прогулка к Кубани.— Казацкие караульные помещения.— Враждебность между черкесами и черноморскими казаками.— Грабительские привычки жителей приграничных селений.— Вредность для здоровья территории на берегах Кубани.

Я осознаю, что направление моих писем из Черкесии является более враждебным по отношению к России и ее политике, чем проявляется в письмах, написанных во время

моего путешествия по этой империи. Но как это возможно, что любой человек, обладающий мельчайшим чувством сострадания к своим собратьям, может созерцать горящие деревни, тысячи беспомощных сирот, плачущих вдов, у которых отняли все дорогое на земле, без проклятия виновников такого несчастья? Действительно, невозможно прожить среди этого народа и быть свидетелем их покорности судьбе; их неутомимая энергия в защите их скромных очагов; их стойкая честность; их гостеприимство и особая привязанность; их гуманность по отношению к их рабам и тем заключенным, которые попадают к ним — все это нельзя воспринимать без сочувствия к их делу, без заинтересованности в их судьбе; и, в то же время, они являют миру реальную ситуацию самого жестоко гонимого народа в этот момент в мире.

Среди огромной толпы, которой я теперь окружен, я не увидел ни одного человека, стоящего в стороне от общего дела: вся древняя вражда полностью поглощается общим делом, и лозунг «смерть или независимость» — является всеобщим. Вот для примера, чтобы у вас сложилось впечатление восхитительной легкости, с которой огромное число мужчин может быть собрано в этой стране — потребовалось только полчаса для большинства из них — вероятно, около десяти тысяч, чтобы рассеяться с уверенностью, что они найдут пищу и жилье достаточно близко, чтобы позволить им снова на рассвете следующего дня встретиться полностью вооруженными для битвы. Тем не менее, надо признаться, что черкес очень отличается от аборигена любой другой страны, за исключением араба. Ущелье в горах или сень деревьев, даже в самую суровую погоду, является для него домом, когда ничего лучше не находится; седло — его подушка; попона кровать; накидка — его покрывало; и конь, верный и послушный, как спаниель, его вечный друг дома и  вне его  скрашивает  его одиночество; в  то время как  его неприхотливые желания делают из сумки с едой и бутылки щху, всегда привязанной к седлу, роскошную трапезу.