Рейтинг@Mail.ru

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию 2018-04-05T13:43:09+00:00

Уважение к частной собственности и личным правам, также проявляемое черкесами, особенно, когда мы вспомним, что в манерах они, однако, полуварварский народ, является одной из самых восхитительных черт народного характера. Во всех их сделках друг с другом справедливость также строго уважается, как и в любой части цивилизованной Европы; и законы, учрежденные древним обычаем, соблюдаются их вождями и старейшинами со строжайшей беспристрастностью; поэтому вы должны быть уверены, что большинство суждений о Черкесии, которые мы слышали, грубо ошибочны; ибо, как это возможно, что нация существует, если народ вечно воюет между собой?

«Вся жизнь,— говорит Паллас — дикого черкеса — это жизнь профессионального грабителя, и нужно предсказать ему, как Измаил: «Он будет диким человеком, его рука будет занесена над каждым человеком, и рука каждого человека будет занесена над ним». Но, фактически, Паллас имел несчастье быть зависимым от щедрости Екатерины; и, как следствие, он был обязан писать то, что угодно русскому правительству. Снова, на всем протяжении его путь на Кавказе был ограничен горами Дагестана (которые описал и Клапрот, другой русский автор), убежищами лезгов, самого варварского племени из всего населения Кавказа, и которое было в то же время доведено до отчаяния из-за их безуспешных усилий защищать проходы их гор от русских; следовательно, они или убивали, или продавали как раба всякого иностранца, который попадал в их руки.

Бедный Паллас, действительно достойный уважения человек — на старости лет его раболепие взглядам Екатерины сослужило ему плохую службу; Екатерина, вместо того, чтобы подарить ему честь и доходы, как справедливое вознаграждение за его длительную и верную службу, послала его жить в Крым. Конечно, это был земной рай, который нарисован его собственными напыщенными описаниями; что, тем не менее, не спасло его от того, что он стал жертвой испарений своего Элизиума.

Даже сам др. Кларк31, один из самых пунктуальных путешественников своего времени, также заблуждался относительно черкесов, под влиянием, без сомнения, ошибок донских или черноморских казаков, с которыми он был в хороших отношениях, и из-за разочарования, которое он, должно быть, почувствовал, когда не получил от горцев разрешения проникать внутрь их страны. Разве это возможно, чтобы они могли принять по-дружески человека, который только что прибыл от их злейших врагов — врагов, которые, согласно их собственному признанию, только что вернулись с грабительской вылазки в Черкесию, где они не только сожгли восемь деревень и убили жителей, но угнали из страны восемь тысяч голов скота и других ценностей, кроме того, что захватили в плен множество беззащитных мужчин, женщин и детей, которых они продали как рабов. В своих описаниях черкесов он говорит или, скорее, сообщает то, что сказали ему казаки: «большинство не занимается какими-либо сельскохозяйственными занятиями, ставя свое существование в зависимость от грабежа». Тем не менее, они нашли в стране восемь тысяч голов скота и других ценностей! «Князьки постоянно воюют друг с другом;* народ не уважает ни законов, ни своих вождей; один сосед грабит другого, и ни один договор, даже формальный, не является достаточным, чтобы обязать черкеса соблюдать ему верность». Ни одно слово из этого высказывания не применимо к черкесам в настоящее время; и я сомневаюсь, было ли это когда-либо, за исключением того, что касается нарушения ими законов как гражданских, так и религиозных, запрещающих им хранить верность врагу; следовательно, они не очень щепетильны в этом отношении в их соглашениях ни с русскими, ни с любым другим врагом.