Рейтинг@Mail.ru

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию 2018-04-05T13:43:09+00:00

Врачи, или вернее, святые, которых мы находим одного или двух в каждой деревне, совсем не знают медицины или хирургии: кинжал является заменителем ланцета. Если они не могут заглушить боль применением амулета, они, подобно арабам, используют горячее железо; и, если кровь под влиянием их могущественных чар не перестанет струиться из раны, применяется пластырь из ошпаренной смолы. Поэтому, как можно предположить, опасно раненный человек не имеет ни одного шанса выздоровления; и, несмотря на их непрекращающиеся войны с Россией, искалеченный воин никогда не встречается в этих районах, что, однако, с подобными хирургами не может быть поводом для удивления. Подобно каждому полуцивилизованному народу, их materia medica

чрезвычайно проста: настой горькой полыни используется почти при любой болезни; и питательный отвар, составленный из старых цветов, душистой ромашки и меда используется от кашля. Казацкая водка является универсальным средством, когда применяется внутренне — от колита, лихорадки и т. д.: а когда разбавляется с водой, облегчает офтальмию и различные кожные болезни.

Калмыки и турки, странствующие племена, являются лекарями кавказцев, и если бы я мог описать те детали, которые были мне предъявлены, то оказалось бы, что некоторые эскулапские подвиги заслуживают записи; особенно лечение эпилепсии, которое, кажется, они осуществляют очень простыми средствами. Запомните, однако, что утверждая это, я полагаюсь на черкесов, сообщения которых подтверждает мой слуга Натан, заявляя, что случаи успешного лечения довольно часты. Лекарство, которое использовалось — корень artemesia, Lin *, который растет из земли, за несколько дней до или после Михайлова дня (29 сентября — Н. Н.): деревянистая часть отбрасывается, но другая часть корня, коричневая и сочная, вместе с корой после высушивания в тени сохраняется для использования. Все это, когда необходимо, растирается, и примерно чайная ложка дается пациенту, разбавленная теплым питьем, за полчаса или час до приступа, тот больной, который должен оставаться в постели, принимает его очень теплым, а также сильно согретый разбавленный спирт до тех пор, пока сильно не вспотеет. Доза повторяется подобным образом каждый третий день, девять раз, когда пациент считается вполне вылеченным. Пациент должен, тем не менее, избегать в течение нескольких месяцев крепких напитков и какой-либо кислой, неудобоваримой пищи, кроме всего, он должен заботиться, чтобы не простудиться. В некоторых случаях, особенно связанных с детьми, одна лишь доза способствует лечению.

Меня также познакомили с калмыцким средством от бешенства, которого, как они говорят, вполне достаточно для исцеления. Как выясняется, в соответствии с их утверждением, когда человек столь неудачлив, что получил порцию яда бешеного животного, у него под языком образуется несколько белых пятен или язв, которые вызывают сумасшествие, но, если они разрезаются и вырезанные части прижигаются, то лечение является законченным, операцию следует, однако, проводить в то мгновение, когда они появятся.

Это сообщение я также подтверждаю и не отрицаю. В любом случае, было бы желательным для некоторых наших медиков выяснить, действительно ли те явления, которые я описал, имеют место при бешенстве, или нет.

В моем облике стамбульского хаккима (врача — Н. Н.) меня часто призывали к больным, когда, вопреки нашим европейским обычаям, я постоянно находил дом пациента окруженным множеством молодых людей, создающих на всяких шумных инструментах, которые они могли собрать, ужасный гул, к которому они присоединяли громкие крики для того, чтобы отпугнуть злого духа. Одним словом, я обнаружил в комнате одного из врачей, он расположился на полу, неподалеку от постели пациента; он не оказывал ему помощь пилюлями или лекарственными жидкостями, но бормотал случайные заклинания; между каждым предложением которых он хранил глубокое молчание.