Рейтинг@Mail.ru

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию 2018-04-05T13:43:09+00:00

Но вернемся к моему рассказу. Во многом жители Кавказа и их отношения со своими вождями похожи на горские кланы Шотландии прежних лет: тирания им неизвестна; и они живут от поколения к поколению под покровительством своих уважаемых вождей, чьи земли они возделывают в мирное время и защищают во время войны, перед нами необычная картина народа, называемого в Европе варварами, сохраняющего неизменными свою судьбу, обычаи и ритуалы с незапамятных времен; и, хотя разделенные на столько различных племен, некоторые живут в замкнутых долинах, другие — в горах, образуя отдельные республики. Ни один вождь никогда не смог объединить их всех под своей властью.

Насколько бы это обстоятельство ни вело к тому, чтобы сохранить для различных племен их специфические законы и обычаи, нельзя думать, что это увеличило их общую силу, но скорее, подобно несчастной Польше, которая состояла из подобных огнеопасных материалов, мы должны рассматривать это как животворящий источник, откуда берут начало ожесточенная враждебность и междоусобные волнения среди уважаемых вождей. Мы должны также поверить, что это не имело ни малейшего влияния на то, чтобы подвергнуть коварным действиям их московских соседей, и, следовательно, было главной причиной потери столь многих прекрасных районов Черкесии, которые теперь в их владении.

Это будет более очевидным, когда мы вспомним неукротимую смелость кавказских племен, великую силу страны, которую они населяют, их патриотизм и неприязнь к

иностранному владычеству. Поэтому, если даже все когда-то были бы объединены в сильное государство одним правителем, обладающим хотя бы средними способностями, они были бы непобедимыми перед атаками России или, действительно, любого другого захватчика, сколь могущественным он бы ни был. Мы имеем доказательство этого в том, чего достиг широко известный Элиях Мансур (обычно называемый пророком Кавказа), который сделал эту консолидацию фундаментальным принципом своей политики. Доблесть и достижения этого великого лидера кавказского народа в борьбе против русских во второй половине восемнадцатого столетия являются достоянием истории.

Этот необыкновенный человек, когда вся энергия Екатерины II и ее фаворита Потемкина была направлена на то, чтобы изобретать способы подчинения Кавказа, когда гигантские ресурсы Российской империи были направлены для этой же цели, после сурового соперничества, которое длилось годами, совершенно преуспел в преследовании войск севера из всех областей страны, за исключением нескольких позиций, строго укрепленных во Владикавказе, на берегах Кубани и Каспийском море.

Это огромное предприятие, необходимо помнить, было совершено во время, когда оружие России с триумфом стало известно повсюду, когда несчастная страна, можно сказать, представляла один огромный погребальный костер. Те из вождей Кавказа, кто сопротивлялся развращающей силе русского золота, были либо истреблены, либо эмигрировали в Турцию или Персию, оставив свои земли на разорение постоянных набегов московских генералов — Круднера, Медема, Германа и других. Генерал Медем из-за своих жестокостей наводил такой ужас на кавказцев, что его имя используется ими как проклятие до сих пор.

Элиях Мансур с энергией почти сверхчеловеческой смог объединить все племена этой обетованной земли общей целью и поднял их дух, и сформировал их в силу, которая оказалась в конце концов слишком могущественной для захватчиков. Своей смелостью и красноречием он вдохнул в них обновленную энергию и неприязнь к русскому владычеству, которая и существует во всей их враждебности до настоящего времени. Поэтому Элиях Мансур, которого турецкие и русские историки обычно называют Шейхом или Беем, с уверенностью, можно считать, возродил кавказские расы, над которыми он продолжал осуществлять власть, уступающую лишь власти монарха, и наносить поражения, русским почти в каждом мероприятии, тем не менее, он, к несчастью, попал в их руки под Анапой в 1790 году, и с этого времени о нем никогда не слышали! Этот необычайный человек задумал огромное предприятие объединения всех татарских рас и основания новой Татарской империи; он также намеревался дать, подобно Магомету, новую религию своим последователям, которого он тоже напоминал тем, что воплощал своей личностью тройственный характер жреца, воина и пророка. Однако вероучение пророка Кавказа, говорят, базировалось более на христианских, чем мусульманских доктринах и лишено было, в значительной части, нелепых суеверий, внедренных последними; в то время как терпимость, с которой он рассматривал все системы веры, имела эффект консолидации, подобно иудаизму, христианству и мусульманству и способствовала в немалой степени увеличению числа его сторонников. Его враждебность по отношению к русским никогда не спала, т. к. ему пришлось основать борьбу против них то во главе ногайцев и карататаров на берегах Кубани и Азовского моря, то в Крыму и снова в Турции и на Кавказе. На Кавказе, месте, которое он, по- видимому, избрал своим домом, его считали благословенным Иманом (Имамом — Н. Н.), пророком Господа Бога, также неуязвимым и невидимым, и даже в настоящее время ожидают его пришествия.