Рейтинг@Mail.ru

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию

Эдмонд Спенсер. Путешествия в Черкесию 2018-04-05T13:43:09+00:00

Соседняя страна является чрезвычайно прекрасной и плодородной, климат, смягчаемый бодрящим ветром с гор, полезен для здоровья, хотя долина как раз достаточно открыта, чтобы впустить свободный круговорот воздуха с тем, чтобы ветер не ослабел. В результате легкости защиты, которую долина Пшады представляла против наступления врага, я склонен думать, что русские испытывают большую трудность в получении постоянного овладения, особенно, как я понял, их уже неоднократно изгоняли. Действительно, Пшада знаменита в анналах Черкесии, т. к. волею случая она является местом, где русские получили поселение на берегу Черного моря. Кажется, в 1817 году герцог де Ришелье6, затем генералгубернатор Южной России, после нескольких безуспешных попыток создать учреждение на черкесском берегу силой, задумал проект формирования с горцами торговых отношений, который император Александр 7 не только одобрил, но счел планом такой важности, что вызвал народного чиновника месье Скасси 8,    секретаря министра иностранных дел и отправил в Черкесию для приведения его в исполнение. Таким образом, разрешение было получено от князя Пшада Махмуда

Индаргова (сына Индара)9, магазины и склады были построены и уполномоченные присланы наблюдать за развитием новорожденного учреждения. Князь был награжден роскошным кинжалом, усеянным бриллиантами и стал наемником России; поэтому каждая возможность осуществлялась, чтобы процветание истеблишмента было бы непрерывным, но! увы, один из уполномоченных, очарованный красотой прекрасной девушки, которая отказала ему в женитьбе, позволил себе увезти ее силой. Так как это считалось одним из величайших оскорблений, которое могло быть совершено против черкесской семьи, все племя обратилось к оружию, и, подобно греческой Елене, которая подожгла Трою, Елена Черкесская ввергла магазины Пшада в пламя и даже подвергла опасности жизнь князя Махмуда, которого теперь сочли врагом родины. Однако благодаря обильной раздаче подарков, и наказанию, и ссылке преступников, склады было разрешено перестроить; соль и вещи были не более необходимы туземцам, чем дебош за их производство; и, таким образом, дела продолжались до тех пор, пока еще один злополучный несчастный случай не произошел в 1824 г., когда магазины были окончательно разрушены и русские изгнаны из страны; чернеющие руины были единственным памятником герцогу де Ришелье и его торговому договору со смелыми горцами Пшада. Я чуть не начал турне при таких неблагоприятных обстоятельствах, которые я никогда не испытывал, т. к. всегда имел правило знакомиться с историей, обычаями, манерами и, прежде всего, языком, какую бы страну я не намеревался посетить: но здесь была страна и народ, о котором цивилизованный мир знал мало; и язык, по мнению лингвистов, без глубочайшего родства с любыми другими на земле — язык не только без литературы, но и любого правила и пособия, чтобы руководить студентом; переводя с этого языка, почти невозможно выразить любую точную идею звуками европейскими. Не то, чтобы это была единственная трудность, т. к. каждое из племен говорит на различных диалектах черкесского; хотя я могу произнести несколько фраз с помощью моих черкесских друзей в Константинополе, я нахожу их почти бессмысленными, когда пытаюсь передать мои желания и просьбы людям, которыми я теперь окружен.

Рассказывают анекдот про одного турецкого султана, известного своей любовью к ученым, который послал ученого турка на Кавказ изучать язык жителей и свести его к установленным правилам. Через некоторое время он вернулся к своему хозяину, потерявшему надежду в успехе его предприятия, неся с собой сумку с голышами, которую он тряс, говоря, что он не может быть лучшей имитации звуков языка, на котором разговаривает этот народ.