Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Начиная с зимы 1941 года, когда немецкой армии пришлось смириться с зимовкой в России, а генералам — размышлять над поражением под Москвой, Гитлер одержим Кавказом и его нефтью. Маршал Геринг рассказывает генералу Конраду, прибывшему в «Волчье логово», чтобы принять командование альпийскими стрелками, что Гитлер постоянно думает о нефтеносных регионах и о способах их захвата. Действительно, в ходе личной аудиенции, когда Гитлер поручает ему «своих» баварских

и австрийских альпийских стрелков, Конрад отмечает, с каким интересом фюрер расспрашивает о мельчайших деталях высокогорного снаряжения, об обеспечении теплой одеждой и лыжами. Не успел Конрад доехать в тот же вечер до места расположения своих войск, как к нему в дверь стучится офицер генштаба с просьбой приго-товить как можно скорее план приведения альпийских стрелков в боевую готовность для сражений в условиях высокогорья. Более семисот километров отделяют силы вермахта от отрогов Кавказских гор, но мысленно Гитлер уже перенесся туда.

В апреле 1942 года, накануне крупного весеннего наступления, в генштаб вермахта поступает подписанная Гитлером директива № 41, в которой определяются военные цели. Основной из них назван захват Кавказа. Кампания, которую предстоит начать сразу после окончания распутицы, должна увенчаться взятием Баку, нефтяной столицы Каспийского региона. Именно там, по мысли фюрера, должен решиться исход войны. Выйдя к Волге в районе Сталинграда, Германия перережет основную энергетическую артерию СССР. Захватив Баку, она приобретет ресурсы, которые позволят ей довести войну до конца и, вполне вероятно, обеспечат победу. Но неудача на Кавказе будет означать поражение. Германии не хватает жидкого топлива. Румынские союзники не в состоянии удовлетворить ее нужды.

А заменители, изобретенные инженерами рейха, не позволяют военно-воздушным, военно-морским, да и сухопутным силам сражаться на равных с союзниками, поддерживаемыми США. Гитлер понимает, что Баку — это козырная карта в его игре. Он даже назначает дату взятия города, объявляет его своей главной целью, куда более важной, чем взятие Москвы или Ленинграда: 25 сентября. Во время праздника летом 1942 года, когда судьба еще улыбается войскам фюрера, ему преподносят огромный торт в форме Кавказского перешейка, украшенный шоколадными горами; мазки кре-ма символизируют заснеженные вершины. Гитлер со смехом рассматривает этот военно-кондитерский шедевр. Потом решительно подходит к торту и резким жестом отрезает кусок, имеющий для него наибольшее значение: Баку с его вышками. Эпизод увековечен кинокамерами Министерства пропаганды30.

Немецкие силы на Южном фронте предполагается разделить на две группы, которые вначале должны будут окружить и разбить противника под Сталинградом, а затем выступить в направлении Кавказа. Общее наступление намечено на начало июля, но вскоре Гитлер меняет свои планы. «Нам удастся отрезать русских от Кавказа», — заявляет он в директиве верховного командования № 44. Вскоре после этого, 27 июля, в день взятия Ростова, которое означало, что путь к Дону и для дальнейшего наступления на восток открыт, фюрер составляет новую директиву (№ 45), согласно которой группа армий «А» должна быть немедленно направлена на Кавказ, тогда как группа армий «Б», прикрывая ее с фланга, перебрасывалась под Сталинград с целью подавления советской обороны. Враг уже выбивается из сил, полагает Гитлер, теперь достаточно только толкнуть его, и все будет кончено. Директива № 45 требует быстрого занятия перевалов с целью создания прохода на Южный Кавказ, в Грузию. План захвата Кавказского хребта, рассчитанный на несколько месяцев, получает название «Операция “Эдельвейс”».