Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Желая быть ближе к месту развития основных событий, фюрер переносит свою ставку в Винницу. Однажды летним вечером он оказывается там наедине с Альбертом Шпеером, который описал происходившее в своих мемуарах: «В генштабе царило изумительное настроение. После одного совещания Гитлер сел на скамейку в тени под деревьями, возле простого деревянного стола.

Это происходило тихим летним вечером, мы были там одни. Гитлер заговорил низким голосом, охрипшим после долгих разговоров:

— Я все уже давно подготовил. Нашим следующим шагом станет продвижение на юг Кавказа, где мы окажем поддержку восстанию Ирака и Ирана против Англии. За-тем мы пойдем вдоль Каспийского моря в направлении Афганистана и Индии. Тем самым мы оставим англичан без нефти. Через два года мы выйдем на границу с Индией. Достаточно будет двадцати-тридцати элитных немецких дивизий. И тогда Британская империя рухнет.

По мнению фюрера, судьба Европы была уже окончательно решена, ни о каком сопротивлении там не могло идти и речи. Он продолжал:

— Наполеон хотел покорить мир, начав с Египта и России. Он бы добился своей цели, если бы не совершил грубых ошибок. Я сумею избежать их, можете на меня положиться!»51

Фюрер полагает, что Кавказ важен только с точки зрения своего геополитического положения и запасов нефти. Этот регион не входит ни в «сферу интересов», в направлении которой предполагалось расширять Германию, ни в «зону славянского населения», предназначенного для обращения в рабство или уничтожения. Там не предполагается проводить ни преследований, ни колонизации. Армии предоставляется полная возможность устанавливать собственную администрацию и проводить политику, отличную от кровавых репрессий, применявшихся на Восточных территориях, захваченных в первый год войны против СССР. Этим поспешили воспользоваться офицеры штаба южной группы армий, многие из которых не разделяли расистских и идеологических убеждений, лежавших в основе поведения оккупантов и способных, по их мнению, привести, в конечном итоге, к поражению Германии. В число этих офицеров входят самые высокопоставленные армейские чины, например фельдмаршал Лист или генерал фон Клейст, а также многие из их бли-жайших советников или сотрудников в генштабе, принявшие впоследствии участие в заговоре против Гитлера 20 июля 1944 года, в частности и граф фон Штауффенберг, главный участник неудавшегося покушения.

Армия получает самые строгие инструкции по поводу поведения в отношении гражданского населения. «В принципе, — говорится в этих инструкциях, — к населению Кавказа следует относиться и обращаться с ним по-дружески, пока его поведение не потребует иного обращения»52. Командирам частей предписано лично следить за соблюдением полученных приказов. Разрабатывается программа оккупации, предусматривающая установление местных правительств и администраций, пользующихся автономией, при ограничении вмеша-тельства военных. Также планируется проведение мер, направленных на улучшение аграрной политики, на обес-печение культурной и религиозной свободы. Население часто будет приветствовать их.

Однако в это же самое время немецкий авангард, ведущий наступление в долинах и на перевалах, начинает испытывать трудности. Начиная с 26 августа, буквально через неделю после взятия Эльбруса, продвижение замедляется или полностью останавливается. Советские войска не только не отступают под сокрушительными ударами альпийских стрелков, не только не капитулируют, как планировал месяц назад Гитлер, а, наоборот, усиливают свою оборону, и меры, предпринятые в самом срочном порядке, начинают приносить первые плоды. Люди капитана Грота, получившие подкрепление, тщетно пытаются спуститься из «Приюта Одиннадцати» и расположенной ниже на склоне обсерватории («Старого Кругозора») в долину.