Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Уже на входе в первую деревню, у туристической базы «Терскол», где до войны проводили каникулы советские пионеры и спортсмены, вспыхивают сражения. Наступающие альпийские стрелки отброшены и вынуждены отступить на прежние позиции; сверху они обстреливают из минометов базу и ведущие к ней дорожки. Огромные трудности испытывают спустившиеся с вершин немецкие части на перевалах Клухор и Санчарой. Бои с советскими батальонами, поднимающимися из долины, приобретают все более жестокий характер, обе стороны несут тяжелые потери. Немцы испытывают нехватку в людских резервах, боеприпасах, продовольствии. Частям, углубившимся в маленькие лесистые долины, приходится полагаться только на собственные силы. Они чувствуют, что море уже совсем близко, солнце печет все сильнее, климат напоминает Средиземноморье в летние месяцы, но сил для последнего рывка уже не остается. Безусловно, поддержка с воздуха оказалась бы достаточной, чтобы пробить брешь в советской обороне, и измученный ситуацией полковник фон Штеттнер взывает к командованию по радио: «Неужели у вас, черт побери, нет самолетов, чтобы наладить нам снабжение?»

Нет, все имевшиеся самолеты были направлены под Сталинград. Как и обещанные подкрепления из отрядов итальянских горных стрелков. «Надо справляться имеющимися средствами», — отвечает генштаб. Для обеспечения связи между подразделениями приходится перемещаться на мулах от одного поста к другому, проходя по шестьдесят-восемьдесят километров бездорожья через горный хребет и более низкие перевалы за ним. Надо перевозить грузы из расчета двадцать-тридцать килограммов на человека, а кроме этого — фураж для скота и продовольствие для перевалочных пунктов. Скоро и эта задача становится невыполнимой. Изнуренные животные калечатся или падают в овраги. После того как мулы, перевозившие не-заменимую радиоаппаратуру, сорвались в пропасть, стало невозможно получать новости от полка Хиршфельда.

Военнопленных заставляют переносить на спине раненых, — иногда, чтобы добраться до ближайшего пункта оказания помощи, требуется три или четыре дня. Со-ветские снайперы, занявшие позиции на высоте, иногда у самых вершин гор, держат палец на спусковом крючке, не упуская случая открыть огонь по врагу. Моральный дух начинает ослабевать. Ежедневные донесения становятся все более тревожными и настойчивыми, удерживать позиции все труднее. О продвижении вперед речи уже не идет.


Как раз в конце августа военный корреспондент Йозеф Бауэр, едва пришедший в себя после восхождения на Эльбрус, оказывается в долине, на передовых позициях альпийских стрелков. То, что он там застает, никак нельзя назвать радостью от славных воинских достижений. Немецкая армия начинает осознавать, что ее возможности не безграничны. Пройдя через Клухорский перевал, откуда ему предстояло пешком спуститься в долину, на южном склоне Бауэр видит полковника фон Кресса из генштаба, нервно изучающего карты. Обстановка явно напряженная. «Лицо Кресса уже не сияет. Судя по всему, он приехал сюда, потому что впереди не все идет гладко. Он не смеется. Его приказы кажутся какими-то странными, словно идущими из другого мира и адресованными миру нашему, катящемуся в пропасть»53. Действительно, спускаясь по извилистой тропе, проложенной саперами, чтобы облегчить проход для обозов с мулами, Бауэр обнаруживает в нескольких сотнях метров книзу от перевала разлагающиеся трупы. Небо ясное, он идет один, среди зарослей рододендронов, лавровых деревьев, сосен, столь характерных для юга. «Если бы не такое количество трупов, — замечает он, — это напоминало бы воскресную прогулку».

На линии фронта лица у людей серые, измученные. В одной из палаток мучительно умирает майор, командовавший подразделением, а русская медсестра Вера пытается облегчить его страдания. Священник ходит по лагерю взад и вперед, от одного раненого к другому. Еще дальше, в грузинском селении Клыч, три части не отвечают на за-просы по радио. Часовые, укрывавшиеся в горах, видели, как только что подошедшие свежие русские подкрепления обошли их, а потом сомкнули кольцо окружения. По радио безостановочно передают одни и те же приказы: «Отступайте! Дан приказ отступать! Уходите наверх! Отступайте немедленно!» Но никто не знает, доносятся ли эти слова до авангарда, находящегося на расстоянии нескольких километров.