Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В других селениях на юге складывается точно такая же ситуация. Советские войска повсюду прилагают все усилия, чтобы отбить перевалы до начала снегопадов. И описания российских историков, пусть не всегда подробные, свидетельствуют о том, что происходит это в условиях, весьма напоминающих те, в которых оказались до них немецкие солдаты. Очень большие потери, нехватка боеприпасов, напрасно ожидающие эвакуации раненые на обочинах дороги, запрет отступать. Чтобы поддержать моральный дух, люди цепляются за пропаганду. Когда на фронт попадает номер газеты «Советская Абхазия», его читают и перечитывают «буквально до дыр», рассказывает Гнеушев. Иногда кто-то из солдат получает весточку из дома.

Тогда, независимо от содержания, письмо читают вслух, чтобы все прониклись его настроением. «От каждого конверта пахло родными местами, руками матери, жены, дочери, сына. Эти письма служили поводом для того, чтобы начать разговор о сокровенном, о том, что происходит в тылу, о ситуации на фронта, о долге, о вер-ности или о счастье. Самыми грустными и молчаливыми всегда оказывались те, кто не получал никаких известий из своих деревень, находившихся на оккупированных территориях»57. Если измотанным войскам все же приходится отойти со своих позиций, навстречу им из долины поднимаются свежие части. Они успокаивают и подбад-ривают отступающих, включают их в свои подразделения, и на линию фронта они возвращаются уже вместе. «Если мы не остановим гитлеровцев, они выйдут к морю. И тогда все наши силы, от Новороссийска до Сухуми, будут отрезаны от тыла», — объясняет полковник Пияшев группе встреченных им по дороге усталых солдат, убеждая их снова встать в строй. И после небольшой паузы: «Те, кому дорога наша Советская Родина, три шага вперед!» И вперед выходит вся группа58.

Солдаты вермахта отступают, и находящийся в Вин-нице Гитлер не может с этим смириться. Он набрасывается на подчиненных, неспособных обеспечить столь долгожданный прорыв. Никакие объяснения его приближенных в генштабе не помогают, и даже Иодль, в гражданской жизни — большой любитель альпинизма, прекрасно осознающий все опасности, подстерегающие альпийских стрелков, и уговаривающий отозвать их и использовать в основных боях на холмах вблизи от Туапсе и побережья Черного моря, не может повлиять на фюрера. В конце августа и начале сентября тот пребывает в невыносимом настроении и мрачно сидит в своей комнате, отказываясь обедать вместе с высшим офицерским составом. Майор Энгель, адъютант Гитлера, записывает в дневнике: «Самый страшный кризис с августа 1941 года, фюрер как с цепи сорвался. Вечером неприятный разговор между шефом и Йодлем, разделяющим мнение Листа и фон Клейста [маршалов]. У всех впечатление, что фюрер на пороге важных решений. Резко нападает на Йодля. Ставит под сомнение верность, собирается сделать свои выводы»59. И с течением времени, когда ежедневно поступающие сведения только подкрепляют доводы военных, обстановка не нормализуется.

Заседания, на которых анализируется ситуация и отдаются приказы, проходят все более трудно, по замечанию адъютанта Гитлера, «склады-вается недружественная атмосфера». Фюрер постоянно перебивает собеседников и крайне неохотно соглашается с тем фактом, что этим летом его альпийские стрелки не смогут перейти через перевалы. Иногда он теряет контроль над собой и начинает оскорблять офицеров. Кризис достигает апогея 7 сентября. Гитлер заявляет, что для подкрепления авангардов хочет отправить в горы парашютистов. Ему возражают, что уже выпал снег и такая операция будет просто самоубийственной. Тогда, чтобы получить точную и самую свежую информацию о положении на месте, Гитлер отправляет на фронт Йодля, одного из пос-ледних приближенных, которому он хоть сколько-нибудь доверяет. Вернувшись, Йодль подтверждает, что приказы выполняются на пределе человеческих возможностей, но ситуация совершенно безвыходная. Гитлер вскакивает со стула и орет: «Ложь!», после чего обвиняет Йодля в сговоре с маршалом Аистом, отвечающим за армию на этом участке фронта.