Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Несмотря на все жертвы, операция, задуманная генеральным штабом Южно-Кавказского фронта, провалилась. Альпийские стрелки прочно удерживают позиции на Эльбрусе, и флаг со свастикой по-прежнему развевается над «крышей Европы». Да, советские войска перешли в контрнаступление, но в государствах-союзниках всерьез опасаются повторения сценария зимы 1941/42 года, когда немцы отступили лишь для того, чтобы лучше под-готовиться к весеннему броску. В ходе сражений в степях к северо-западу от Эльбруса они только что захватили Майкоп и его нефтяные месторождения. Еще один рывок — и они получат чеченскую и каспийскую нефть. Такое развитие событий может нанести непоправимый удар по СССР и означало бы осуществление всех надежд Третьего рейха. Это прекрасно понимают обе стороны.

Интересно, что в ходе боев за Майкоп немецкая авиация пощадила весь район нефтедобычи. В директиве № 45, подписанной фюрером, особо указывалось, что «воздушные атаки на установки по производству нефти, районы ее хранения и порты загрузки допускаются только в тех случаях, когда это совершенно необходимо для поддержки действий армии»65. Что касается Сталина, он лично обозначил важность происходящих событий в ходе июльской беседы с председателем Госплана, организации, которой поручено следить за экономическим обеспечением войны. «Не забывайте, товарищ Байбаков, что, если вы оставите врагу хоть тонну нефти, мы вас расстреляем». И после короткой паузы: «А если немцы не захватят этот район, а вы при этом разрушите производство и оставите нас без нефти, мы вас тоже расстреляем»66.

Западные союзники настолько обеспокоены, что разрабатывают план «Вельвет», предусматривающий непосредственное участие военно-воздушных сил Англии и США в боях на Кавказе. Командование союзников предлагает советским партнерам сосредоточить усилия на Сталинградском фронте и предоставить им ведение оборонительных операций в горном районе. В письме к Рузвельту Черчилль даже требует, чтобы командование боевыми действиями было передано одному из высших офицеров британских ВВС. Однако у СССР нет ни малейшего желания пускать на свою территорию иностранные войска, чтобы не давать повода для каких-то иных претен-зий. Несмотря на все текущие сложности, предложение вежливо, но твердо отклоняется. Напротив, материальная поддержка рассматривается как весьма желательная, и, начиная с середины сентября, в горах появляются подкрепления, оснащенные новым снаряжением. Альпинист Александр Гусев, отвечавший за ускоренную подготовку высокогорных подразделений, восхищен его качеством: «Ледорубы, крючья, предохраняющая от непогоды одежда, спальные мешки, куртки и носки на меху, лыжные ботинки, прочные лыжи, кожаные рукавицы, защитные очки! […] В Красной армии впервые появились первокласс-ные высокогорные войска, нисколько не уступавшие по качеству оснащения другим армиям, в том числе немец-кой»67.

Наблюдатели с немецкой стороны быстро замечают изменения. Из записи в путевом дневнике альпийского стрелка Альфреда Рихтера от 24 сентября: «Заметили группу численностью около тридцати человек в альпийском обмундировании — брюки с поясом, светлые носки, серо-зеленые или бежевые рубашки, светлые фуражки. Они без курток, но с большими рюкзаками. Вероятно, это англичане»68. Действительно, присланная форма оказывается цвета хаки, обувь, носки, даже белье помечены бук-вами GI (Government Issue), что выдает их американское происхождение, но надето все это на советских солдатах. И они не откладывают новые попытки вырвать Эльбрус и перевалы из рук немцев. Хорошо бы успеть сделать это до первых снегопадов, ожидаемых в конце сентября.

27 сентября, менее чем через две недели после трагической неудачи штурмов с нескольких направлений одновременно, начинается новая операция по вытеснению Альпийских стрелков из овального здания, чья металлическая обшивка ярко блестит под лучами горного солнца. На сей раз основная миссия возложена на подразделение, сформированное специально для этой цели. По этому по-воду отдается краткий и совершенно конкретный приказ: «Атаковать с базы Красной армии через Терскольское ущелье и взять “Приют Одиннадцати”. Для этой цели создать специальное подразделение численностью сто два человека, состоящее из лучших бойцов первого эскадрона (тридцать человек), а в остальном — из лучших стрелков 897-го полка. Подразделение должно иметь на вооружении не менее двадцати четырех автоматов, четырех пулеметов, двух минометов и пяти-шести винтовок с оптическим прицелом»69. Двадцать восемь автоматов на сто два человека: такой показатель, необычайно высокий для Советской армии, свидетельствует о том, какое значение придается заданию.